«Скажи мне, во что ты играл в детстве, и я скажу тебе, кто ты». Е.С.Слепович

«Скажи мне, во что ты играл в детстве, и я скажу тебе, кто ты». Е.С.Слепович

Сокращения: ЗПР — задержка психического развития; СД — совместная деятельность; СРИ — сюжетно-ролевая игра.

В настоящее время игра рассматривается как основное условие развития дошкольника, в ней он может проявить способности, раскрывающие уровень его ближайшего развития. Однако создать «зону ближайшего развития» может лишь полноценная игровая деятельность. Работы Н.Л.Белопольской (1976), И.Ф.Марковской (1977), Л.В.Кузнецовой (1981, 1985) Е.С.Слепович (1983, 1985), Б.Диас Гонсалес (1985) свидетельствуют о том, что у детей с задержкой психического развития (ЗПР) имеется значительное отставание в развитии ролевой игры.

В настоящее время большинство авторов исследований, посвященных ролевой игре, опирается на теорию деятельности. В то же время рассмотрение игры как совместной деятельности (СД) позволяет акцентировать внимание не только на операциональном, но и на социальном ее аспекте.

Целью данной работы является изучение процесса становления игры как СД у дошкольников с ЗПР. Специфика последней, в отличие от деятельности индивидуальной, заключается в ее субъекте, в качестве которого выступает группа [1]. В структурном плане это различие фиксируется в системе отношений совокупный субъект – объект. В функциональном плане СД определяется как деятельность, достижение цели которой требует общения между ее членами. При этом следует различать субъективное общение, когда реализуются отношения личностного характера, и объективное общение, связанное с объектом самой деятельности.

В связи с тем, что в исследовании ставится вопрос о динамике сюжетно-ролевой игры (СРИ) детей с ЗПР, необходимо остановится на моментах, связанных с развитием СД. При этом следует учитывать, что у детей способность к СД со взрослым и сверстниками возникает не сразу. Для этого необходимо, чтобы они владели определенным уровнем развития умений, навыков общения и деятельности. Следовательно, один из первых вопросов, который необходимо решить при изучении СД конкретного вида, является выяснение того, способны ли дети к такой деятельности или же для этого необходимы специальные коррекционные мероприятия. Второй вопрос связан с наблюдением самого процесс возникновения СД и учетом особенностей ее становления. Третий – с изучением процесса ее дальнейшего развития.

 Остановимся на моментах, связанных с возникновением и становлением субъекта деятельности, ибо наличие группы еще не свидетельствует о том, что она является субъектом СД. Само по себе пространственно-временное объединение детей зачастую приводит лишь к возникновению деятельности рядом. В тех случаях, когда дети объединяются для выполнения общей деятельности, но реально их индивидуальные деятельности не пересекаются, наблюдается деятельность вместе. Возникшая при этом группа субъектом СД не является. О группе как о субъекте СД можно говорить лишь в том случае, когда выполняемая ею деятельность отвечает следующим критериям:

  • она направлена на единый объект;
  • общение между членами группы связано с этой деятельностью;
  • в ходе ее осуществляется взаимоконтроль и контроль индивидуальных деятельностей.

Объективный аспект дает основание судить о деятельности как совместной тогда, когда ее объект является психологически единым для ее участников. О полноценности СД можно судить по ее результату, т.е. по тому, насколько существенные изменения претерпевает ее объект. Кроме объективного результата СД имеет и субъективный результат. В ее ходе осуществляется интеграция группы, изменяется ее состав, границы, перераспределяются или закрепляются функции ее членов и т.д.

Это общая характеристика СД применима и для анализа сюжетно-ролевой игры детей с ЗПР. Ролевая игра – «деятельность, в которой дети берут на себя роли взрослых людей и в специальной, создаваемыми самими детьми игровой ситуации воссоздают деятельность взрослых и их отношения между собой» (Психологический словарь, 1983). В ролевой игре можно выделит два ключевых момента: репродуцирование, во-1ых, деятельности взрослого, во-2ых, отношений между ними. В генетическом плане операциональный аспект формируется раньше социального. В связи с этим в развитии игры детей, приводящим к появлению СД, предполагается следующая последовательность. Поначалу – возникновение случаев деятельности рядом в группе детей, у которых уже появилась игра сюжетно-отобразительного характера. Затем появление случаев деятельности вместе, суть которой состоит в том, что играющие дети оказываются способными воссоздать деятельность взрослых, но при этом репродуцируют независимо друг от друга разные сюжеты (а далее и идентичные сюжеты). Развитие и усложнение сюжетных линий приводит к необходимости перейти к моделированию отношений между людьми, что возможно лишь в рамках СД. Таким образом, СРИ – это СД, в которой дети берут на себя роли взрослых, в качестве ее объекта выступают межролевые отношения, а субъектом является игровая группа. О становлении сюжетной игры как СД можно говорить, если в ней отображаются отношения между персонажами. При этом одна линия развития связана с увеличением количества играющих и изменением внутренней структуры группы, другая – с усложнением замысла и более точным воссозданием межролевых отношений.

В исследовании принимали участие дети с ЗПР в возрасте от 6 до 7 лет. Все они посещали подготовительную группу д/с №235 Минска (всего 54 ребенка). При проведении исследования учитывалась степень выраженности ЗПР. Исходя из заключения медико-педагогической комиссии и результатов психологического обследования, все испытуемые были разделены на две подгруппы: 1-я дети с более легкой степенью ЗПР, при которой преобладают черты незрелости эмоциональной сферы по типу органического инфантилизма (15 человек); 2-ая дети с выраженной степенью ЗПР, при которой преобладают нарушения познавательной деятельности (39 человек). Регистрация уровня развития игры осуществлялась в трех временных срезах: в сентябре, январе и июне, каждый раз наблюдения проводились по десять дней в течение часа ежедневно.

Ситуация организовывалась следующим образом.

Читать запись полностью »

IMG_4290«У нас часто любили и любят говорить, что Лев Семёнович Выготский создал советскую специальную психологию и психологию развития. Выготский не создавал две разные психологии. Выготский создал сравнительную психологию, то есть психологию, про устройство ребёнка, а ребёнок бывает разный, бывает с синдромом Дауна, бывает маленький Эйнштейн... Понять, как выглядит норма без знания того, как выглядит патология невозможно, но и понять, как выглядит патология без знания нормы тоже невозможно.

В своё время я написала тезисы. Мысль, которая в них излагалась была крайне примитивной. Это не помешало этим тезисам произвести в этой Республике эффект разорвавшейся бомбы. Мысль была такова – для того, чтобы оказывать помощь аномальному ребёнку, необходимо знать детскую психологию. Иначе, во-первых, как ты сможешь увидеть патологию, и во-вторых, к какому светлому будущему ты поведешь ребёнка, если ты не знаешь, как это светлое будущее выглядит. Специальным психологам показалось, что я обвинила их в профессиональной некомпетентности...

Вы знаете, до сих пор ситуация не изменилась. Специальные психологи не знают психологии развития, а общие психологи не знают специальной психологии. И вот ощущение, что психология развития вообще никуда не идёт, заставило меня толкнуть на разработку этого курса моего тогда ещё юного аспиранта Лёшу Полякова. Я считаю, что он потрясающий психолог, потому что смог так глубоко погрузиться в психологию развития. Первое учебное пособие в Республике по психологии развития написано именно им...»

IMG_7461Алексей Михайлович Поляков - кандидат психологических наук, доцент, заместитель заведующего кафедрой психологии факультета философии и социальных наук Белорусского государственного университета.

Учебное пособие подготовлено в соответствии с типовой программой для высших учебных заведений по курсу «Психология развития». В нем изложеноПсихология развития А.М.Поляков содержание основных тем, даны вопросы для обсуждения, блок контролируемой самостоятельной работы, вопросы для самоконтроля и тестовые задания. Пособие дополнено приложением, в которое входит хрестоматия с фрагментами оригинальных текстов по психологии развития. В текст пособия включены методические установки, тематический план и программа курса.Предназначено для студентов психологических и педагогических специальностей и факультетов вузов; может быть интересно широкому кругу специалистов — психологам, педагогам, социологам.

СКАЧАТЬ КНИГУ

Мы на Facebook и ВКонтакте.

IMG_4901Диагностика — это первая ступень коррекции. Не все специалисты сегодня так считают и иногда искусственно разделяют эти два направления работы.

Проблема диагностики в психологии — это в некоторой степени проблема власти над человеком: «Я тебя оцениваю, значит, нахожусь над тобой». Когда  специалист переступает эту границу, он ставит некорректный или ошибочный диагноз, который приносит страдания и ребёнку, и его родителям. Профессиональные психологи диагноз не ставят и даже не имеют права озвучивать медицинский диагноз. Для них важно получить детальное представление о психологическом образе  ребёнка (ощущениях, страхах, особенностях поведения и т.д.), для того, чтобы в дальнейшем построить грамотную коррекционную работу с ним.

От психологов не надо ждать чудес, они не могут их гарантировать. Специальный психолог может корректировать только те психические функции, которую напрямую не относятся к основному генетическому дефекту, только те личностные особенности ребёнка, которые формируются при жизни и зависят от социума, в котором он находится...

Мы на Facebook и ВКонтакте

 

aj1

Авторы: доктор психологических наук, профессор Е.С.Слеповичкандидат психологических наук, доцент кафедры психологии БГУ А.М.Поляков.

Специальная психология рассматривается как психологическая практика коррекционной работы с ребенком, имеющим отклонения в развитии. В статье представлена авторская концепция учебного курса «специальная психология», основанная на его модульной организации. Описаны три модуля, входящие в структуру курса: конструирование предметного поля специальной психологии, проблематизация и рефлексия предметного содержания специальной психологии, моделирование психологической практики работы с ребенком, имеющим отклонения в развитии.

Учебный курс «специальная психология» является одним из ведущих в подготовке практического психолога. Надстраиваясь над курсами общей психологии, клинической психологии, психологии развития, педагогической психологии, он не просто сводит их в единую систему знания о психике ребенка, но и дает возможность применить ее к конкретному ребенку, нуждающемуся в помощи психолога. Цель курса «специальная психология» состоит в формировании у студентов системы представлений о динамике, общих и специфических закономерностях, видах, подходах к диагностике и психокоррекции отклоняющегося психофизического развития ребенка.

Кроме того, курс «специальная психология» решает следующие задачи:
Œ • помогает связать теоретические позиции специальной психологии в единое поле психологии ребенка с отклонениями в психофизическом развитии, освещая такие вопросы как «кто этот ребенок?», «как
осуществлять диагностику отклонений в его развитии?», «как строить психологическую коррекцию этих отклонений?»;
Œ • помогает представить поле теоретических понятий, необходимых для постановки и осмысления проблем психологии отклоняющегося развития, т.е. обучает студента не просто репродуктивно «поглощать» информацию в данной области психологии, а напрямую сталкивает его с проблемами психологической практики работы с ребенком, имеющим отклонения в развитии;
Œ • помогает освоить стратегию и тактику возрастно-психологической диагностики отклоняющегося развития ребенка благодаря тому, что он включает в себя модель и конкретные приемы такой диагностики;
Œ • модель психологической коррекции и задания для самостоятельной работы, входящие в структуру курса, помогают сформировать умение разрабатывать программу коррекционной работы с ребенком, имеющим отклонения в развитии.

Как сам ребенок с отклонениями в развитии, так и психологическая практика работы с ним, представляются в едином понятийном аппарате советской психологии, а психологическая работа с ребенком (как диагностическая, так и коррекционная) описывается не как набор отдельных приемов и способов, а целостно и системно.
При этом мы исходили из принятого в отечественной педагогической психологии различения обучения и развития, рассматривая учебный курс «специальная психология» как способ формирования субъекта профессиональной деятельности. В соответствии с этим, основная цель учебных занятий заключается в том, чтобы создать условия, способствующие формированию профессионального мышления психолога-практика, работающего с детьми, имеющими отклонения в психофизическом развитии, посредством определенной организации учебного курса «специальная психология».

Специфика организации учебного курса заключается в выделении трех образовательных модулей, каждый из которых призван выполнять особую задачу в становлении субъекта профессиональной деятельности и соотносится с определенными формами и приемами работы со студентами.

Читать запись полностью »

Игра — это смыслоопределяющая деятельность. Деятельность, которая порождает самые глубинные смыслы.
Считается, что Бог дает человеку два основных вида деятельности: это способность творить и способность любить. Можно сказать, что и то и другое рождается в игре. Л.С.Выготский писал, что игра порождает творчество, а творчество — игру. Невозможно сказать, что первично, а что вторично.
Игра вообще самый сложный вид деятельности, с которым человек сталкивается на протяжении всей жизни. (Я хочу сразу сказать, что речь идет о сюжетной игре, потому что все другие виды игр собственно игровой деятельностью не являются).
Игра — единственный вид деятельности, в котором цель, мотив и результат, совпадают. Что же является этим триединым образованием?
Удовольствие от самой игры...
Е.С. Слепович

Монография Игровая деятельность дошкольников с задержкой психического развития  была написана Еленой Самойловной почти 30 лет назад, но её актуальность с каждым годом только возрастает. 

Читать по теме  Т.И. Синица «Опыт практического применения культурно-исторической концепции в трудах Е.С. Слепович»

Современные исследователи игровой деятельности дошкольников убедительно доказывают, что сюжетно-ролевая игра перестала быть естественной средой обитания детей, и заявляют о наступлении новой эпохи «Человека неиграющего».

Основными чертами «Человека неиграющего» являются отсутствие потребности в игре, крайняя примитивизация игры и неумение, нежелание детей играть вместе. Если раньше игра передавалась из поколения в поколение, и возникала сама по себе, то сегодня игрой нужно специально заниматься, ее нужно выращивать.

При грамотном и вдумчивом использовании книга Елены Самойловны Слепович может стать неоценимым помощником психолога, педагога и даже родителя в процессе взращивания игры у ребёнка. Она содержит основные направления и способы формирования сюжетно-ролевой игры. И несмотря на то, что Елена Самойловна описала систему коррекционной работы для детей с легкими отклонениями в развитии, предложенная система может применяться (с различными вариациями) и для формирования игры у детей в норме.

В 1998г. по инициативе зарубежных коллег монография  Е.С. Слепович  Игровая деятельность дошкольников с задержкой психического развития была переведена на японский язык профессором Нобуо Хиросэ (Yamanashi University, г. Кофу, Япония) и издана в Японии. 

 

 

Многое можно понять, проникая в науки, —
Дальние звезды и давние знаки и звуки,
То, что возникнет в грядущем, и то, что мертво.
Непостижимо лишь то, что нам ближе всего.
Семен Липкин

Читая эти строки, я думаю о Елене Самойловне, о том, что за долгие годы нашего совместного бытия, я, так много зная О ней, так мало знаю Её. Тайна Елены Самойловны всё ещё остаётся нераскрытой для меня. Все эти годы она имманентно присутствует в моей жизни. Таким же даром «быть тайной» обладала Анна Ахматова: «Ее установка на диалог с читателем предполагала „тайну“. ...Природа ахматовского поэтического высказывания, его подтекстовое содержание порождает смыслы, способные существовать лишь как скрытые, таенные, недоговоренные и вообще дословесные». 

Оказывается, именно тайна — есть высший знак ценности передаваемого вам сакрального знания. Попытка приоткрыть завесу тайны всегда будет безуспешной. Однако, если всё-таки попытаться, то необходимо искать ключ к складу личности человека-загадки, попытаться увидеть чистый луч божественного света, который озаряет его, рассмотреть его образ Божий.

Это слова религиозного философа Павла Флоренского. В своём уникальном исследовании «Имена» он доказывает, почему имя — есть первое, наиболее глубокое и целостное явление личности в объективном мире, и открывает читателю формулу личности восемнадцати имён. Портрет Елены, созданный Павлом Флоренским, с поразительной точностью передаёт образ моей Елены Самойловны...

«Имя – тончайшая плоть, посредством которой объявляется духовная сущность»
Павел Флоренский «Имена»

Безымянный

«…Елена – вечная женскость. Ее наиболее определяет душевный момент женской организации, душевные свойства женщины, те самые, что в обычном понимании составляют суть женского характера…

...Елене не свойственна теоретическая деятельность ума, как не свойственно и незаинтересованное размышление. Но она способна достигать поставленных целей и проявить тут большую умственную изворотливость и настойчивость...

...В Елене же наиболее развита способность эмоционального отклика и воздействия на чувства окружающих… Елена увлечет в свою сторону так, что этого и не заметишь… Елена заманивает, убеждая чарами… Эмоциональная атмосфера Елены охватывает и волнует окружающих, мягко проникая в их душу и уподобляя их себе…

...Елена тонко чувствует происходящее...

...Елена не просто поможет другому, но послужит ему как бы резонансовым ящиком, вследствие чего то, может быть небольшое, на что откликнулась она, станет значительнее и полнее. Отзывчивость Лены имеет в себе женскую способность рождать, хотя в данном случае это и не есть рождение телесное. ...ее доброта не имеет ничего общего с моральностью, а относится именно к области рождения, потому что через нее входят в мир и воплощаются стремления и движения, которые погибли бы бесследно, часто даже неосознанные теми, в ком они происходят…». А это уже про меня. Спасибо, Елена, моя Елена Самойловна, за моё второе рождение...

И будьте мне здоровы:)

IMG_0150

00212Виктория М. Навицкая-Гаврилко

Дорогая Елена Самойловна!

Дорогая Елена Самойловна!

К сожалению, я не смог лично участвовать в Вашем чествовании. Но очень хотел оставить о себе некоторое напоминание. На одной из выставок увидел интересную «картинку», которая мне напомнила ВАС. На ней женщина протягивает зрителю (немного неуверенно) яблоко. Яблоко, как известно, вещь двусмысленная: это и безвозмездный дар, и средство искушения. Встреча с Вами, как я много раз замечал, вела либо к неожиданному для них самих взлету, либо к грехопадению. И это было связано не с Вашей волей, а с Вашим присутствием в мире. Пусть оно продлиться подольше. 

POLONNIKOV-FOTOСаша.

 

 

 

Полонников Александр Андреевич, кандидат психологических наук, доцент, Белорусский государственный университет,  Центр проблем развития образования.

 

 

Мои учителя

 

 

 

 

 

 

 

Авторы: доктор психологических наук, профессор Е.С.Слепович, кандидат психологических наук, доцент кафедры психологии БГУ А.М.Поляков.

В.М.Навицкая-Гаврилко, кандидат психологических наук, доцент кафедры олигофренопедагогики БГПУ: «Для человека, который работает или собирается работать с особым ребенком, ответить на вопрос, что считать нормальным, а что аномальным развитием, столь же важно, сколь важно для любого человека в свое время задаться вопросом о смысле жизни.

Именно с вопроса, что считать нормой, а что аномальным развитием, начинается моя Встреча со студентами-дефектологами – момент, когда нас объединяет не только и не столько пространство и время, сколько общая эмоция и смысл. Редкий момент живого диалога, когда мы обмениваемся не информацией, а мнениями.

Именно при обсуждении этого вопроса я пытаюсь преодолеть нашу разобщенность, которая задается системой университетского образования, заразить их чувством нашей общности, как живущих вместе и поддерживающих друг друга людей.

Именно вопрос нормы и патологии – своеобразный момент истины, когда каждый отвечает себе на вопрос: я — зачем я учу, студенты – зачем они учатся.  

В этой связи, я с особой тщательностью подхожу к выбору материала для обсуждения. Предлагаемая мною статья двух замечательных ученых предоставляет эту уникальную возможность диалога. Она помогает создать ту необходимую живую смысловую атмосферу, в которой взгляд на отклонение в развитии как на то, что «создает для ребенка определенный спектр возможностей» (а не только ограничивает его), является естественным и единственно возможным.

Кроме того, статья несет глубокий нравственный смысл. Погружение в эту работу не только способствует рефлексии будущим специалистом собственных представлений о норме и отклоняющемся развитии, но и выходу их на новый уровень, очеловечиванию».

 

Определение критериев нормального и отклоняющегося от нормы психического развития имеет не только теоретическое значение, но и прямой практический смысл. В зависимости от того, что мы считаем нормой, а что аномальным развитием, будут определяться критерии психологической диагностики и направленность коррекционной работы. Поэтому ответ на этот вопрос имеет решающее значение для психодиагностики.

В истории становления психологической мысли сформировались различные подходы к определению критериев нормального и отклоняющегося развития. Рассмотрим основные критерии, которые используются специалистами как в научных исследованиях, так и в психодиагностической и психокоррекционной работе.

Читать запись полностью »

Любить

Портрет Елены Самойловны

Викин телефон 047

Елена Самойловна, тарелкой сладких пирогов,
Надежно исцелит травмы сердца и мозгов.
Чтоб написать её правдивейший портрет,
Не хватит земных алфавитов и А-Бе-Цед!
Вдохновенная Елена Самойловна из пророков!
                                                                                      Pavel Kahotska, Прага, Чехия

Синица Т.И., Слепович Е.С., Поляков А.М.

Авторы: доктор психологических наук, профессор Е.С.Слепович, кандидат психологических наук, доцент кафедры психологии БГУ А.М.Поляков, кандидат психологических наук, доцент кафедры психологии БГУ Т.И.Синица.

Научные основы специальной психологии были заложены и сформулированы Л.С. Выготским, который, опираясь на теоретические исследования и практическую работу с аномальными детьми, обосновал важнейшие закономерности аномального развития. Это позволило консолидировать отдельные направления психологического изучения детей с различными физическими и психическими отклонениями развития, что является важнейшим достижением специальной психологии [4]. Непосредственная работа с детьми, имеющими отклонения в развитии, всегда требовала, чтобы научное исследование и практика помощи представляла собой две стороны единой реальности. Таким образом, в специальной психологии изначально заложен принцип практикоорентированности, когда построение научного исследования приводит не только к формулированию теоретических конструктов, но и определяет закономерности, динамику и условия развития изучаемых психологических функций, свойств личности, которые в дальнейшем могут показывать логику их формирования при оказании психологической помощи детям с отклонениями в развитии, поскольку именно относительно специальной психологии можно утверждать, что теория не только проверяется на практике, но и существует ради практики [7]. В этом контексте уместно вспомнить о методе формирующего эксперимента, предложенного Л.С. Выготским, который одновременно служит и способом изучения психологической реальности, и раскрывает путь психологической коррекции. В дальнейшем многие теоретические положения и практические наработки были развернуты его последователями и учениками (А.Р. Лурия, Ж.И. Шиф, Н.Г. Морозова, Л.В. Занков, Т.А. Власова, В.И. Лубовский и мн.др.). Набольший расцвет практического приложения разработок в области специальной психологии начался примерно с 1960-х гг. На этом этапе теоретические разработки Л.С. Выготского нашли свои действительные воплощения в практике помощи детям с различными нарушениями в развитии. Так, например, в 1962 г. был открыт Загорский детский дом для слепоглухих детей. В его организации и становлении принимали участие известные ученые И.А. Соколянский и А.И. Мещеряков. Открывались специализированные школы и специальные классы для детей с сенсорными и интеллектуальными отклонениями в развитии, разрабатывались и внедрялись научно обоснованные методики коррекции нарушенных функций для аномальных детей. Началось изучение детей с легкими отклонениями в развитии, такими как задержка психического развития, а также организация помощи таким детям (В.И. Лубовский, К.С. Лебединская, Е.С. Слепович и др.). Некоторые уникальные разработки были широко востребованы мировой общественностью (А.Р. Лурия, В.И. Лубовский, М.С. Певзнер, И.А. Коробейников, Е.С. Слепович и др.).

В Беларуси специальная психология развивалась последовательно на концепции Л.С. Выготского, что отражено в работах К.Г. Ермиловой, Т.А. Процко, Л.И. Алексиной, Е.С. Слепович, З.Г. Ермолович, А.И. Гаурилюс, Е.А. Винниковой, А.М. Полякова, Т.И. Гаврилко, А.А. Давидович, В.М. Навицкой и др. Необходимость соблюдения оптимального соотношения теоретических исследований и психологической практики всегда было в центре внимания при анализе работ в области специальной психологии [5]. Также и при разработке обучающего курса по специальной психологии в качестве основного учитывался принцип практикоориентированности знаний (Е.С. Слепович).

Однако на этапе 1990 –2000 гг. в Беларуси стал наблюдаться нарастающий дисбаланс научных и технологических наработок методического обеспечения психолого-педагогической коррекции. Читать запись полностью »

«Наука — это праздник». Этому простому закону (но непростому умению) изо дня в день искусно учит нас Елена Самойловна. Человек, для которого наука и жизнь неразделимы...

 

Слепович Е.С., Поляков А.М., Синица Т.И.

Безымянный

 

 

IMG_1234

 

 

 

 

 

 

 

 

Авторы: доктор психологических наук, профессор Е.С. Слепович, кандидат психологических наук, доцент кафедры психологии БГУ А.М. Поляков.

Понятие психологического диагноза и задачи психологической диагностики

Рассматривая вопросы диагностики психического развития ребенка, необходимо помнить о ее конечной цели и смысле. Они состоят в том, чтобы помочь ему решить проблемы, с которыми он сталкивается на пути социализации. Следовательно, психологическую диагностику отклонений в развитии ребенка нужно понимать не как самодостаточную задачу, а как первый этап оказания ему помощи (психокоррекционной, реабилитационной, психотерапевтической и др.). Именно разработка системы помощи данному конкретному ребенку, учитывающей его индивидуальные психологические особенности, и отражает основной смысл психологической диагностики. Из этого следует важный вывод: психологический диагноз, являющийся результатом диагностики, должен не только представлять индивидуальные психологические особенности ребенка, но и возможности, пути и условия его развития. В таком виде психологический диагноз сможет служить основанием для исправления отклонений в психическом развитии, с одной стороны, и создания внешних условий, наиболее благоприятных для нормального развития – с другой. Психологический диагноз становится в этом случае практически целесообразным и применимым.

Читать запись полностью »

images (1)Сегодня Ханука. Ханука – это праздник света, который отмечает победу света над тьмой, чистоты и искренности — над конформизмом и приспособленчеством, духовности — над сугубым материализмом. Елена Самойловна научила нас, что Ханука – это еще и символ победы Смысла над пустотой и бессмысленностью.                       С праздником, наш дорогой Учитель!

 

IMG_7641«Самое главное для меня – это смысл. Я – человек-смысл. Для меня мир представлен толь ко через набор символов, смыслов и т.д. Вот почему я умирала, когда произошел разрыв между мной и любимым человеком. Я видела великие смыслы в уходе моих родителей. Это ужасные, горькие, тяжелые, трагичные события, но я видела в этом смысл. В уходе любимого человека я смысла не видела.

Благодаря вам, моим ученикам, я вижу смысл в том, что я вложила в вас. Иногда, правда, он плывет под ногами. У меня есть один совершенно жуткий сон. Такого животного ужаса я в жизни не переживала. Это даже не сон, а галлюцинация. На стене висит крест, и он начинает оплывать, капать на землю. Крест для меня как символ смысла. Меня охватывает такой животный ужас, что я бросаюсь на колени и начинаю молиться, я не могу понять, что происходит. Вот такая метафора тотальной утраты смысла. Иногда с каждым из вас у нас случается так, что я ощущаю потерю смысла. С кем-то больше, с кем-то меньше, но вы – оправдание моей тяжелой инвалидной жизни. Не просто так была жизнь! Понимаете?! Единственное, чему я не перестаю удивляться, как это случилось, как случилась эта жизнь, и случилось то, что это продолжилось в вас. Как это случилось? Есть вещи, которые я так и не смогла для себя объяснить, и никогда, слава Богу, мне не придет на ум приписывать это себе, как свою собственную заслугу. Потому что это могло не случиться. А оно вот случилось. Это божий промысел…»

Е.С. Слепович, доктор психологических наук, профессор.

Мы на Facebook и ВКонтакте. Присоединяйтесь!

IMG_0430

Ровно 20 лет назад в этот день (1 декабря) наш горячо любимый Учитель Елена Самойловна Слепович защитила докторскую диссертацию.

Мы, ученики Елены Самойловны, хотели бы сегодня сказать слова благодарности всем людям, благодаря которым это стало возможным в том далёком 94-м году.

Мы хотели бы поблагодарить саму Елену Самойловну за то, что став доктором психологических наук, она начала трудный путь по созданию своей научной школы. Благодаря ее усилиям есть мы, ее ученики и дети, а специальная психология в Беларуси продолжает свое развитие в лучших традициях отечественной психологии. 

Здоровья Вам, наша солнечная пушистая Лапушка, и долгие лета!!! 

Мы на Facebook и ВКонтакте. Присоединяйтесь!

Бакалош (Зыгманова) Ирина. Канд-т педагогических наук, доцент. Живет в Берлине, работает в качестве специалиста по интеграции в дошкольном учреждении.

Бакалош (Зыгманова) Ирина. Кандидат педагогических наук, доцент. Живет в Берлине, работает в качестве специалиста по интеграции в дошкольном учреждении.

dhdhcБольшой Ученый, редчайшая Индивидуальность, сильная, харизматичная Личность — это Елена Самойловна. Для меня Елена Самойловна еще и Наставник, который сопровождает по жизни. Она обладает энциклопедической памятью, оригинальностью и остроумием. Ее гениальные фразы и афоризмы можно цитировать. Елена Самойловна живет по принципу: «Надо многое отдать, прежде, чем что-то получить».

Она многогранна и талантлива. Стоит попробовать ее манник, рецепт которого она придумала сама! Только она так умеет выбирать, носить и дарить украшения из натуральных камней.

Мне посчастливилось быть студенткой Елены Самойловны. Именно она открыла для меня мир психологии и показала связь педагогики и психологии. Меня всегда подкупала ее открытость в общении и умение говорить не «наукообразно» о сложных вопросах. Можно найти и то территориально-временное, что нас объединяет: средняя школа №22, в которой мы обе учились, дома по-соседству, день рождение с разницей в один день. Сейчас, когда я не имею возможности часто видеть Елену Самойловну, я стала еще больше ценить наши отношения. Большое видится на расстоянии...  

Говорить о Елене Самойловне можно только во взаимосвязи с ее учениками и их успехами. Их отношения наполнены Любовью и Пониманием.

За успехом каждого ее ученика стоит одна простая истина: кто-то заботился о его росте и развитии. Этим человеком была и остается Елена Самойловна.

BB751E8B-55FA-4462-B1FD-6A1510D28A93_w640_s

Вкратце: гражданин мира, музыковед и музыкант, актёр и критик, теоретик и практик.

...Вообще я вспомнил, что более трех лет назад писал о моей тётушке, но почему-то решил написать еще раз — сейчас. И потом, по ее собственному свидетельству, тётушка долгие годы неоднократно рассказывала обо мне cвоим студентам и аспирантам на лекциях. Думаю, что и я могу немного рассказать о ней. Тем более, мы в некоторых моментах ужасно похожи. Хоть у меня волосы и длиннее  3 миллиметров, а на ногах я не ношу фенечки и браслеты. От тёти Лены я во многом научился осмысливать разные жизненные ситуации: ведь в ней счастливым для меня образом соединились любящая меня тетя и выдающийся психолог и педагог. Через нее я впервые научился видеть и ценить профессионала в другом человеке, но гораздо важнее — Человека в другом человеке. Под эксклюзивные чаи (а моя тётушка — любительница Хорошего Чая!) я впервые услышал многие вещи, которые будучи осмыслены и прочувствованы, стали моими собственными жизненными принципами и объектами понимания. Наверное, как и от моего папы, — тётиного брата, и моих дедушки и бабушки по маминой линии — также людей педагогической профессии, — я впитал учительство и... ученичество: ведь это две неразрывные части одного целого. Можно вспомнить много примеров того, как, начиная с моего раннего отрочества, тётушка помогла мне понять и осмыслить разные жизненные ситуации и объективные истины, наряду с моими другими Очень Важными Людьми, сделав путь к позитиву и свету прямее и яснее. Приведу пару врезавшихся в память высказываний, которые иной раз и я употребляю в речи:

— Каждый человек — кузнечик своего собственного счастья.

— Мой профессионализм — это еще и умение видеть и ценить профессионализм другого, даже если сфера его знаний совершенно другая.

— Сам себе психолог — это как сам себе хирург.

— Надетые однажды маски имеют свойство намертво прирастать. Не растопчи свое «Я» прежде всего сам, и тогда другие не смогут этого сделать.

s_tetushkoy

 

 

 

 

 

 

Ну и вообще, замечательная она, моя тётушка, дай ей Б-г до 120-ти.

 

 

• МОИ ДЕТИ

 

IMG_6312

Елена Самойловна с внуками

…Как любая мама может бесконечно говорить про своих детей, так и я могу бесконечно говорить про своих учеников. Подготовка тех, кто продолжит тебя в науке, происходила с ними в общем духовном и интеллектуальном поле, при полном доверии. Для меня ученик – это тот, кого ты пустил не только в сферу своих профессиональных интересов, но кого ты пустил и в свой дом, свою обыденную жизнь, тот, кто знает и спокойно относится к твоим недостаткам и привычкам. Первые два моих кандидата наук – доцент кафедры возрастной и педагогической психологии БГПУ им. М.Танка Анастасия Игнатьевна Гаурилиус и заведующий кафедры олигофренопедагогики в педагогическом университете Елена Анатольевна Винникова. В своих исследованиях они продолжили мою линию олигофренопсихологии. После их защиты в моей жизни начался новый этап. Впервые я привела в специальную психологию базовых психологов с отделения психологии Белгосуниверситета. Учеников с общепсихологическими знаниями, которые видят все проблемное поле, а не только одну его точку – специальную психологию. Я ждала этого всю жизнь.

Так ко мне пришел Алексей Михайлович Поляков, который сегодня работает заместителем заведующего кафедры психологии БГУ, автор многих учебников, в том числе написанных совместно со мной. Рядом со мной и заведующий кафедры клинической психологии и консультирования Татьяна Ивановна Гаврилко. Она стала первым кандидатом психологических наук в области психологии детей с нарушениями зрения, защитившимся на территории Республики Беларусь. На кафедрах у Леши и Тани сегодня работаю и я, формально они моё начальство.)

Выбор научных тем моими учениками – неслучайный вопрос. Как педагог я не имею права навязывать им тему. Суть в том, чтобы то, к чему ты ведешь ученика, приходило к нему как его собственное решение. Диссертация для каждого из моих аспирантов – это не только возможность сделать определенный вклад в науку, но и шанс выстроить себя. Вырастила я и единственного в республике кандидата наук в области детской нейропсихологии Анну Александровну Давидович, которая сегодня работает в педагогическом университете.

Последняя защита была у Виктории Навицкой. Жизнь связала меня с замечательным психологом Еленой Юрьевной Артемьевой, основательницей психологии субъективной семантики. Мне все время хотелось, чтобы понятийный аппарат и взгляд на человека этой женщины кто-нибудь приложил к специальной психологии, для понимания детей с ограниченными возможностями. Этот замысел я передала Вике.

Успехам учеников я радуюсь больше, чем когда-то своим. У меня слезы лились из глаз, когда Лёша принёс свой первый учебник (он тогда сказал, что написать книгу может любой, а научить написать книгу дано не каждому), когда Таня стала лауреатом престижного международного конкурса. Кажется, всё, что я делала в жизни, было для того, чтобы ко мне пришли такие дети и стали теми, кем они стали. Мне хочется, чтобы они в будущем защитили докторские диссертации, чтобы дальше развивали научную школу специальной психологии, чтобы не прерывали профессиональные и личные контакты. Думаю, что у них еще все впереди. На сегодняшний день мы осуществили один важный проект – создали первый в республике учебник по специальной психологии.

• ДИНАМИКА НАРУШЕНИЙ У ДЕТЕЙ

povsednevnaja-zhyzn-21-24…Сегодня редко можно встретить патологию саму по себе без сочетания с другой, то есть, отмечается увеличение количества детей, которые имеют комбинированные нарушения. Раньше такие случаи были единичными. Быстрыми темпами увеличивается количество детей с легкой патологией (с точки зрения медицины), которая является очень тяжелой с точки зрения психологии и педагогики. Причины этого неоднозначные: с одной стороны медицина идет вперед, и сегодня спасают таких детей, которые раньше бы не выжили. В то же время в последние годы в нашей республике многие отклонения начали выявлять в раннем дошкольном возрасте или еще раньше (это, кстати, создает неплохие перспективы их коррекции). Известный российский детский невролог академик Левон Аганесович Бодалян приводит такие числа: около 85% новорождённых имеют органические знаки (особенности) центральной нервной системы, но это еще совсем не значит, что они проявятся в будущем, потому что головной мозг человека обладает необычайно большими компенсаторными возможностями. Узнать о наличии таких знаков можно при проведении сложной нейропсихологической диагностики, компьютерной и магнитно-резонансовой томографии. 

Сегодня наука неплохо знает, какие действия могут привести к некоторым нарушениям здоровья, психики. Многие из них можно было бы предупредить, если бы будущие папы и мамы точно знали, какие действия ведут к тем или иным последствиям. Надо задуматься над тем, чтобы необходимую информацию в доступной форме включить в некоторые учебные дисциплины школ, высших учебных заведений. В любом случае, активную профилактику можно будет наладить только при условии только при условии серьёзного взаимодействия медиков, психологов и педагогов.

 

• ИНВАЛИДНОСТЬ

fotokonkurs-smithsonian-3-4-990x970...Инвалидность, конечно, изменяет отношения человека с миром, обрезает их. Она создает особые условия жизни, когда, прежде чем жить, приходиться выживать. Вместе с тем, инвалидность не только минус, но и громадный плюс. Инвалидамне только нужно бороться за нормальную жизнь больше, чем здоровым людям. Инвалидность полностью меняет мировосприятие человека, заставляет глядеть на мир другими глазами, ценить то, что не ценят другие. Каждый день бросать вызов себе и судьбе. Это не кара БОЖЬЯ, а БОЖИЙ ДАР.

• ИСТОКИ СПЕЦИАЛЬНОЙ ПСИХОЛОГИИ

 

Л.С. Выготский

Л.С. Выготский

…Мировым лидером, гением психологии и педагогики у нас и заграницей признан Лев Семёнович Выготский – создатель культурно-исторической психологии. Его считают основателем специальной психологии, единственный в мире Институт дефектологии в Москве тоже создал этот великий человек (а прожил он всего 37 лет). Идеями Выготского «болеют» в разных странах. В Японии книги Выготского давно переведены и используются при работе с дошкольниками. Американцы считают, что на его языке лучше всего можно понять аномального ребенка. В Америке существуют научно-исследовательские институты имени Л.С. Выготского, которые разрабатывают идеи ученого. Меня со студенчества воспитывали согласно с культурно-исторической психологией, основная идея которой заключается в том, что человека создает или губит социальное окружение, в котором он живет. Сегодня мои ученики «продумывают» мир в ее понятиях и категориях. В своей профессиональной деятельности я учитывала и некоторые другие теории. Мне были близки гуманистическая и экзистенциальная психология. Многое кажется важным в когнитивной психологии, гештальтпсихологии Курта Левина. Однако, в мою картину миру не входит, например, бихевиоральная психология, я не воспринимаю человека таким, каким его видят представители фрейдистского психоанализа. Кстати, по принципу психоанализа «построены» американцы. Сами того не подозревая, они думают психоаналитическими категориями. Для психолога очень важно познакомиться с разными психологическими картинами мира, однако при этом придерживаться одной, которая соответствует его личности и признана в его социуме. luchshie-foto-24Эта теория дает ему возможность комфортно существовать среди людей и является своеобразным исходным пунктом, например, в определении границы между нормой и патологией, позволяет рассуждать об этом профессионально, а не на обывательском уровне, когда нормой считается такое поведение, которое соответствует представлению того или иного человека о себе в детстве или о собственных детях.

ПРАКТИКА

fotokonkurs-National-Geographic-18-9-990x680....Во-первых, все теории, которые я разрабатывала, создаются только для практики. Цель не выстроить научный конструкт, а создать средство для оказания помощи.

Когда я еще была кандидатом наук, активно принимала участие в открытии школ для детей с задержкой развития. Честно говоря, в те года я меньше ночевала дома, чем в разных деревнях и городах республики. Мне звонили даже насчет разных ковровых дорожек и стульев. Во-вторых, у меня, как у психолога, практика носит «штучный» характер. Оказывала конкретную помощь, готовила тех, кто сможет мое дело продолжить. Например, первых для нашей страны кандидатов наук в области тифлопсихологии (психологии слепых и слабовидящих) и детской нейропсихологии.

Сейчас вместе с учениками мы написали первый в Беларуси учебник по специальной психологии, толстенный такой, почти тысяча страниц. Кроме того, я единственный профессор нашей кафедры, который периодически со своими студентами посещает детские сады, школы, и не просто в экскурсионном плане (посмотрите направо-налево). Там я на конкретных примерах обучаю студентов психологической диагностике и объясняю логику своих выводов. Иногда (очень редко) консультирую по конкретным просьбам.

• ПРЕОДОЛЕНИЕ

povsednevnaya-zhyzn-5-62…Я очень люблю читать книги английского невролога Оливера Сакса. С какой теплотой он пишет про умственно отсталых детей. Если бы каждый педагог так относился к ним, то результаты коррекции были бы намного лучшими. Только я говорю про настоящее сочувствие, а не про отсутствие системы требований к ребенку, которое приводит ко вторичной инвалидизации. В самом начале моей жизни никто не сделал для меня столько, сколько мама. В нашем доме было запрещено слово «инвалид», не существовало слова «не могу». В слезах я видела свою маму только одни раз в жизни – когда я пошла своими ногами. Она настраивала меня на то, что я буду жить жизнью обычного здорового человека. И сегодня кажется, что я не подвела маму. Кстати, мой дефект в некоторой степени помогал мне как психологу проводить коррекционную работу с другими людьми, потому что они видели перед собой пример преодоления.

У Ежи Станислава Леца есть такое выражение: «Человек может пережить все, но не дай бог ему дожить до того, что он может пережить». Люди с физическими ограничениями постоянно живут в ситуации бесконечного преодоления. Вы не представляете, что такое для человека с ограничениями опорно-двигательного аппарата просто ходить, подыматься по лестнице… Переступить через бордюр на улице (а они почему-то становятся все выше) – вообще настоящий подвиг. Не надо испытывать человека там, где можно этого не делать, гдеpovsednevnaya-zhyzn-19-30 можно упростить ему путь домой, в магазин. Чтобы у него еще остались силы на что-то еще, значительно более интересное, чем преодоление своего недуга. Всю жизнь рядом со мной находятся люди, которые вкладывали в меня сои силы и душу. Сегодня – это мои «дети» — ученики, среди которых семь выращенных кандидатов психологических наук. Сколько сил, средств и времени вкладывают они в моё каждодневное жизнеобеспечение! Без них моя жизнь была бы чудовищной. В каком-то смысле сегодня я – их ребенок.

• СПЕЦИАЛЬНЫЙ ПСИХОЛОГ — РЕБЕНОК

povsednevnaya-zhyzn-9-33Ни один всемирно известный психолог не проходил мимо людей с аномальным развитием, потому что через познание больного человека мы познаем и самих себя. Более того, у меня были примеры, когда методы, разработанные для работы с одаренными детьми, срабатывали на особенных детях и наоборот. Я всегда говорю студентам: если вы хотите быть хорошими психологами, которые работают со взрослыми, то вы должны хорошо знать детей, потому что к психологу всегда приходит ребенок, сколько бы лет ему не было… Никогда к психологу не приходит и психологически здоровый человек, не важно, какой у него вопрос или проблема.

Специальную психологию я трактую в первую очередь как психологическую практическую помощь детям, которые имеют нарушения. Результаты своих многолетних экспериментальных исследований в садиках я озвучила в ряде научных работ, статей, в том числе в монографии «Игровая деятельность дошкольников с задержкой психического развития». В ней описаны методы и приемы работы с такими детьми, приводятся примеры разработанных мной специальных диагностических и коррекционно-развивающих игр. Система методов и приемов работы с детьми, которые имеют нарушения, обобщены мною также в книге «Формирование речи у дошкольников с задержкой психического развития», в совместной с моим учеником, кандидатом психологических наук Алексеем Михайловичем Поляковым книге «Работа с детьми с интеллектуальной недостаточностью» и других работах.

Диагностика – это первая ступень коррекции. Не все специалисты сегодня так считают и временами искусственно разделяют эти два направления работы. Проблема диагностики в психологии – это в некоторой ступени проблема власти над человеком, если я тебя оцениваю, значит, я нахожусь «над тобой». Когда специалист переступает за эту грань и ставит некорректный или ошибочный диагноз, он приносит много страданий ребенку и его родителям. Профессиональные психологи диагнозов не ставят и даже не имеют право озвучивать медицинский диагноз. Для них важно получить детальное представление о психологическом образе ребенка (ощущениях, страхах, поведенческих нарушениях), для того, чтобы в дальнейшем построить коррекционную программу с ним. От психологов не надо ждать чудес, они не могут их гарантировать. Специальный психолог сегодня может корректировать только те психические функции, которые напрямую не относятся к основному генетическому дефекту, только те отдельные особенности ребенка, которые формируются при жизни и зависят от адекватного социума, в котором он находится.

Одна из основных проблем специальной психологии – самооценка детей с психофизическими особенностями. Детей с сохранным интеллектом чаще имеют глубинно завышенную самооценку и как регулятор, который не дает ей «разбиться», достаточно низкий уровень потребностей. Дети с интеллектуальным нарушением не могут себя оценивать, они как бы «отзеркаливают» оценочное суждение о них взрослого. У таких детей наблюдаются проблемы с формирование субъектности. Они не знают, какие они, но строят свое поведение исходя из того, что будут, например, награждены или наказаны за те или иные действия, при демонстрации определенных качеств. Только адекватное социальное окружение может сделать самооценку ребенка более-менее реалистичной. Можно рассмотреть и другой аспект проблемы: как мы взрослые оцениваем особенных детей, и как они оценивают нас? Некоторые люди склоняются к тому, чтобы видеть в аномальном ребенке, как правило, с нарушенным интеллектом, скорее не субъект, а объект. Взрослые не всегда стремятся изучить картину мира этого ребенка, их серьезно это не заботит, как, например, не заботит, как они выглядят в глазах неодушевленного предмета. Не многие задумываются над этой проблемой. Тем не менее, как нормальный человек не может состоять только из недостатков, так и человек с психофизическими особенностями, не может сводится только к его дефекту. Я бы сказала по-другому: целый ряд особенностей развития часто мобилизируют у человека возможности, которые при нормальном развитии не задействованы.

povsednevnaya-zhyzn-19-2Чрезвычайно трудно создать адекватное социальное окружение. Однажды ко мне на прием пришла мама неуспевающего первоклассника, которому медико-психолого-педагогическая комиссия ставила диагноз «задержка психического развития». Я начала работать с мальчиком с демонстрации ему ряда рисунков. Он выбрал ту, где тигр бросается на мартышку, которая забилась в углу клетки. Он отождествлял себя с мартышкой. Мама рассказала, что семья приехала в Минск с районного городка, мальчика сразу отдали в гимназию, а учителем в этом классе был лучший методист района. Ребенок оказался под тройным прессингом. Сначала он ощутил контраст жизни в маленьком и большом городе, потом в гимназии к нему предъявили повышенные требования, кроме того, лучший учитель-методист был ориентирован на использование педагогических приемов и методик, а не на самого ребенка. В такой ситуации школьник «заблокировал» свой интеллект, он как бы спрятался от всех, и начала нарастать задержка психического развития, и как результат – отставание в учебе. Я сказала маме, что у ребенка нет нарушения интеллекта, но если она не примет меры, оно обязательно возникнет. И посоветовала ей перевести ребенка в массовую школу и взять в качестве учителя «обычную тетю, желательно толстую» (в нашей культуре значит добрую). Мама немного удивилась, но выполнила мою просьбу. Через год этот мальчик стал «круглым» отличником.

• ЧТО БЕСПОКОИТ?

fobii_00...Люди. Экономика, несмотря на проблемы, — вещь второстепенная. Были бы хорошие люди – экономику можно создать быстро, при необходимости за 20-30 лет, и послевоенные Германия или Япония здесь весьма наглядные примеры.

Экономика – симптом болезни, ее источник – людская психология. Инвалиды – тоже симптом. Поскольку это категория очень специфическая, они для общества, если так можно выразиться, невыгодны. Что с них возьмешь? Вкладывать надо много, а взять почти нечего.

В отношении к группе людей, которые требуют особого внимания, наиболее ярко проявляются проблемы общества. Во всем мире уровень демократических преобразований определяется отношением к инвалидам.

В начале восьмидесятых годов прошлого века был такой всемирный марш «Женщины в борьбе за мир». Он начался где-то в Америке, а заканчивался на Красной площади. Отдельной веточкой там были «Женщины-инвалиды в борьбе за мир». Когда они прибыли в Минск, меня посетила одна очень богатая американка. Она попала в аварию, сломала позвоночник, стала «колясочницей» и создала на свои деньги школу для девочек с нарушениями опорно-двигательного аппарата. Хотела встретиться с кем-то типа меня, то есть с женщиной, имеющей проблемы со здоровьем. Живущий в Америке приятель назвал мою фамилию.

Они остановились в гостинице «Планета». При встрече, американка сказала, что не будет задавать мне загодя подготовленные вопросы насчет отношения нашего общества к инвалидам, ибо все ответы получила, добираясь ко мне…

Зачастую отсутствие нормальной среды обитания заменяется подачками от государства. И, к сожалению, некоторые инвалиды охотно принимают такие «правила игры», становятся банальными «халявщиками». Ни в одной цивилизованной стране мира это невозможно по определению.

Моя мама считала, что я всегда должна быть на равных в среде здоровых людей, ощущать себя необделенной, не требовать снисхождения в профессиональном плане.