Секрет счастья от Жана Ванье

 

История моей жизни — это история освобождения от ограничений и предубеждений.
Такой путь требует времени и того, чтобы мы могли спуститься со своего пьедестала
и разглядеть,
что человек других возможностей, политических убеждений и даже религии
может быть прекрасен.

Жан Ванье – философ, педагог, общественный деятель, основатель международной гуманитарной организации «Ковчег», которая оказывает помощь людям с проблемами умственного развития.
Родился в 1928 году в католической семье. В 13 лет поступил в военно-морской колледж, стал морским офицером. В 1950-м году вышел в отставку, чтобы изучать философию и богословие. Прожил несколько лет в общине “Живая вода”, его духовник отец Тома познакомил его с умственно-отсталыми людьми.
Позже Ванье получил приглашение преподавать в университете Торонто, но поселился в маленькой деревушке с двумя умственно отсталыми ребятами, которых он сумел вызволить из интерната — Рафаэлем и Филиппом.
В 1964 году возник приют «Ковчег», в котором обычные люди селились вместе с умственно-отсталыми.

Интервью с Жаном Ванье «Видеть Бога в других»

«Мы назвали общину «Ковчегом», надеясь, что он, как и Ноев ковчег когда-то, спасет не приспособленных к жизни людей от потопа в водах современного мира»,говорит Жан Ванье. Один из критериев при приеме насельников в общину — человек должен быть умственно отсталым, но не психически больным (эти понятия часто путают, но напрасно: люди со слабо развитым интеллектом совсем необязательно больны психическим заболеванием, как и, наоборот, высокий уровень интеллекта — еще не признак психического здоровья). 

Многие не верят в то, что умственно отсталые люди — полноценные. Я открыл, что у этих людей не развивается та часть мозга, которая отвечает за интеллект, разум, язык, но у них, как правило, развивается так называемый эмоциональный мозг, аффективный мозг, и многие из них очень чувствительны. И они люди, потому что, во-первых, они способны вступать во взаимоотношения, во-вторых, потому, что они страдают, когда их отвергают, презирают, не желают.

Читайте также: Таинство беззащитности

В «Ковчеге» здоровые люди — ассистенты — не надсмотрщики или санитары, они на равных живут с больными. Обычно в каждой общине часть ассистентов работает постоянно, а остальные приезжают на время. 

В нашем мире есть тирания нормальности. Все должны выигрывать, зарабатывать, властвовать. И очень многие попадают в этот круговорот и хотят быть такими, какими мир хочет, чтобы они были. Здесь же есть уважение другого, отношения, любовь, дружба — для многих это что-то очень новое. Именно за этим к нам приезжают волонтеры, они с радостью работают здесь, потому что хотят открыть для себя, что их любят такими, какие они есть. И они действительно видят жизнь по-новому, здесь ищут не власти, а отношений. “Ковчег” — это школа, в которой мы учимся любить и сопровождать страдающих людей. И мы каждому помогаем развить свой потенциал.

Мы стараемся организовать жизнь так, чтобы у каждого ассистента был друг, кто мог бы спрашивать его, как дела, как он себя чувствует, все ли у него хорошо. Если ассистент устанет очень сильно, он не сможет жить в этом ритме, тогда нужно, чтобы он уходил. Или нужно найти способ обновления. Литургия, молитва, жизнь общины, дружба между ассистентами. Нужно найти способы помочь людям найти новые источники.

Для любого человека важно быть счастливым. А если ты хочешь быть счастливым — тебе нужно сделать счастливыми других. Если ты пытаешься быть счастливым, не передавая своего счастья другим, ты закрываешься, превращаешься в одинокий остров. Но по-настоящему ты счастлив, когда у тебя появляются друзья, когда ты передаешь счастье другим людям.

 

 

 

 

 

 

 

 

Источники:  Жан Ванье: я всю жизнь борюсь с ксенофобией в себе
В гостях у Жана Ванье: отверженных нет

 

«Когда ребёнок испытывает нестерпимую боль, он начинает вырабатывать патологические защитные механизмы. Для него это единственный выход из опасного для жизни кризиса, однако защитные формы поведения ведут к социальной изоляции, если в процессе коммуникации они не будут адекватно поняты окружающими. Если патологическая реакция никем не понята, то послание пострадавшего , подобно крику о помощи в горах, возвращается к нему, и так до смерти перепуганному, бесполезным эхом. Задачей педагога является понимание персонального смысла защитного механизма и разделение его с нуждающимся в защите ребенком, чтобы его действия как одинокого существа стали действиями социальными...»  Кристель Манске «Каждый ребенок особенный. Иллюзия дефекта»

В своей книге Кристель Манске описывает наблюдения, накопленные ею в течение многолетнего  (более 20 лет) опыта работы с детьми. Это уникальный путь долгого переосмысления и нового восприятия ребенка. Кристель пришла к глубокому убеждению, что, чем ярче у ребенка выражены поведенческие отклонения от нормы, тем большему нам предстоит научиться у ребенка! Понять смысл защитных реакций ребенка и разделить его с ним — важнейшая задача близкого взрослого.

Замечательный психолог Юлия Борисовна Гиппенрейтер в своей статье «О причинах эмоций. „Кувшин“ эмоций» дает научное обоснование причинам разрушительных эмоций, компактно укладывая их в яркую и хорошо запоминающуюся метафору «кувшина». Эта схема помогает понять механизм негативного поведения и обычного ребёнка, и ребёнка с особенностями психофизического развития. Я предлагаю вам опуститься внутрь этого «кувшина», чтобы попытаться понять, почувствовать, что переживает особенный ребенок, находясь в нашем обществе.  

Кувшин эмоций

Итак, опускаемся на дно эмоционального кувшина.(Ι∨ уровень). Его образует чувство самоценности (в терминологии В.Сатир). Это самая главная «драгоценность», данная нам от природы — ощущение энергии жизни: «Я есмь!» или «Это Я, Господи!». Вместе с базисными стремлениями («Я любимый!», «Я хороший!», «Я могу!») оно образует первоначальное ощущение себя — чувство внутреннего благополучия и энергию жизни!

Находясь в холодных условиях нашего социума, особенный ребёнок теряет самое важное — чувство самоценности! 

Кристель Манске сравнивает жизнь особенного ребёнка в обществе с жизнью ёжика в зимнюю спячку: чтобы выжить ему необходимо снизить клеточную активность до минимума. «Наше общество не желает их принимать. Родители это поняли. Воспитатели это поняли. Учителя это поняли. Судьи это поняли. Дети это поняли. Каждый день они катят в гору камень предрассудков. Дойдя до вершины они срываются вниз, потому что никакой возможности спланировать дальнейшую жизнь у них нет. Никто из нас не может выдержать каждодневного пренебрежения и безразличия со стороны общества, ничего не теряя при этом... » 

Читать запись полностью »

Надежда для Маши

 

...А нужно-то немного: капелька внимания, капелька человечности, по капельке терпимости и доброты…
Анна, мама Ивана

images (7)Почти каждое утро Маша просыпается, собирается и едет на метро в колледж. Она толстая, поэтому обычно в час пик в поезде на нее смотрят люди, многие, проходя, толкают — слишком много места занимает. Маша не очень понимает, как ей встать, чтобы не мешать пассажирам, и начинает из-за этого сильно переживать, — от этого у нее дрожат руки и движения ее становятся еще более неловкими, а недовольство и внимание пассажиров еще более явным.

Маша — моя сестра, ей 21 год, у нее умственная отсталость средней степени, и сейчас она идет учиться уже в третий профессиональный колледж, с тех пор как закончила школу для детей с проблемами развития. Каждый законченный год в колледже — шанс для человека, который может жить полноценной жизнью, научиться какому-то небольшому делу и иметь возможность работать.

Но на самом деле Маша ходит в колледж, чтобы не сидеть сутки напролет в четырех стенах. Потому как общественный институт не учитывает, что к таким людям нужно более чуткое внимание, терпение и особый подход. В некоторых учебных заведениях государство спонсирует несколько бюджетных мест и разрешает учиться там людям с проблемами развития. Но ни атмосфера вокруг, ни преподавательский подход не учитывают присутствия среди них особого человека, поэтому, когда Маша приходит на учебу в колледж, она обязательно слышит оскорбления и смех в свою сторону.

Когда Маша училась в колледже на цветовода, однажды она случайно выпила яд от насекомых, который стоял в бутылке около чайника, там, где ученики делают себе в перерыве чай и перекус. Просто потому, что никто не подумал, что в колледже учится такой человек, который, увидев на кухне бутылку из под фанты с цветной жидкостью внутри, захочет проверить, что там внутри.

Весь общественный и социальный институт, который должен был бы помочь моей сестре научиться быть и жить среди обычных людей, заменяет наша бабушка Нина.

Когда Маша в слезах приходит домой, потому что кто-то опять смеялся по поводу ее веса и дрожащих рук, бабушка Нина ее обнимает и объясняет, что в любом обществе всегда найдутся некультурные грубые люди, которые говорят обидные вещи. Бабушка Нина рассказывает Маше о слабости и силе, о добре, о гневе, об обязанностях человека и его правах.

В нашей семье несколько детей и не принято выделять Машу среди остальных братьев и сестер. Да, у нее есть свои особенности, и ее развитие не соответствует развитию обычного человека в этом возрасте. Да, мы терпеливо разговариваем с ней много раз об одном и том же (Маша часто зависает на каком-нибудь одном вопросе или тревоге), мы говорим с ней часто словами, которыми говорили бы с девятилетним ребенком, но в быту она помогает также, как остальные. Если нужно помочь в готовке, Маша режет салат, если мы в путешествии и идем пешком в гору, гуляя по окрестностям, Маша тоже идет наравне со всеми.

До 20 лет Маша не думала о том, что у нее есть какие-то проблемы, что она отличается от других, потому что в семье с нее спрашивали и ей давали столько же, сколько остальным детям.

Это позволило ей к 20 годам научиться иметь свои собственные желания и знать, что она имеет право выбирать. Научиться ездить на другой конец города на учебу и проводить время среди людей разного круга и воспитания, научиться, наконец, хотеть выглядеть красиво и выйти замуж.

Недавно она спросила у бабушки: «А у меня руки трясутся, и я не такая умная как некоторые люди, потому что я такая родилась?»

Моя сестра Маша очень любит писать письма по электронной почте. Иногда вечером, возвращаясь после тяжелого дня, полного каких-то бессмысленных тревог и разочарований, я открываю почту и читаю:

«Привет Сонишка. Как дела? Мне грустно, я завяла как роза. Я в коледже хожу к психолугу она не учительница, просто работает штобы на ребенка зарабатовать денги штобы кармить. Ее зовут Елена Петровна. Я вас очень люблю и по вам скучаю.

Пена слетела с моих губ, одиночество отперхнулось в вечность. Напиши, хорошие стихи?
Не
 грусти и напиши ответ, а не напишешь растроюсь. Машуня».

Я хочу, чтобы Маша наконец перестала ездить в эти колледжи, в которых никто не хочет ее ничему учить, а просто закрывает ею бюджетные места.

Я хочу, чтобы Маша пришла туда, где бы ей помогли и научили ее жить в этой обычной жизни, где и мы сами не всегда справляемся хорошо и плачем, если над нами кто-то смеется.

И я очень хочу, чтобы наша бабушка Нина не боялась, что когда-нибудь Маша останется без нее.

В Иркутске решают эту проблему. Здесь с 2008 года в подвале занимаются 11 человек с особенностями развития. Учатся валять, шить, обрабатывать дерево. Это значит, что у родителей 11 детей появилась возможность работать, а у 11 детей возможность выйти из дома.

Это получалось так хорошо, что десятки других родителей, которые не выходили из дома уже очень много лет и не выводили никуда своих взрослых детей, тоже захотели ходить в центр «Надежда». Но места в подвале было мало.

И тогда центр помощи инвалидам «Надежда» арендовал в 2012 году участок и начал строить дом,
двухэтажное здание с мастерскими: деревообрабатывающей, ткацкой, швейной, валяния, свечной, растениеводства, полиграфической. Там хотели сделать тренажерный зал, кабинеты для проведения разных терапевтических программ, медицинский кабинет, библиотеку и офис.

На гранты и родительские пожертвования удалось построить фундамент и стены. Но достроить дом никак не удается. Нет крыши, пола, окон и дверей. Чтобы положить крышу, «Надежде» не хватает 200 910 рублей, а чтобы положить алюминиевый теплый пол (который удобен, пожароустойчив и подходит для въезда людей на колясках), нужно 409 тысяч рублей.

Софья Рожанская

Помочь «Надежде».

Джудит Скотт родилась с синдромом Дауна и большую часть жизни провела в приюте для ментальных инвалидов. А оказавшись на воле, вдруг стала всемирно знаменитой художницей. После состоявшейся уже после ее смерти уникальной персональной выставки в Лондонском Музее Всего (London’s Museum of Everything) Джудит Скотт в 2011 году обрела статус символа всех особых художников. Сегодня ее работы оценивают в 20 тыс. долларов и выше.
В истории и творчестве Джудит много загадок для исследователей человеческой психики и искусствоведов. А для всех прочих – много надежды...

Пестрое счастье, которое кончилось

Джудит Скотт знала о том, как выглядит счастье, — больше, чем кто-либо другой. До семи с половиной лет она купалась в нем, пробовала на вкус, вдыхала его ни с чем несравнимый запах.

Счастье было везде: обрушивалось с неба жарким солнцем, прорастало зеленой травой, струилось сквозь пальцы песком в песочнице, благоухало пионами в саду и заходило в гости на чаепития, которые устраивали они с сестрой Джойс.

Джойс тоже была – счастьем. Каких только игр ни выдумывала неразлучная парочка! Сестра рассказывала Джудит сказки на ночь, а утром девчонки снова неслись по пыльным тропинкам куда-нибудь в заросли кукурузы навстречу приключениям.

А потом наступила осень, и счастье кончилось. Джойс пошла в первый класс. Джудит тоже отвели в школу – но лишь однажды. Там от нее чего-то хотели, что-то спрашивали, но что?..

Только Джойс умела разговаривать с Джуди, почему-то никого другого она не могла понять, даже маму с папой. До конца жизни она не поняла и того, что случилось страшной ночью — 18 октября 1950 года. Она проснулась на руках у отца, он нес ее к автомобилю. Было темно. Теперь в ее жизни всегда будет сумрачно. И родителей у нее больше не будет: опекуном девочки отныне станет штат Огайо.

Читать запись полностью »

Специальная псих00212ология (СП) — отрасль психологической науки, занимающаяся изучением динамики и закономерностей аномального (отклоняющегося от нормы) психического развития, а также его компенсации и коррекции.

Задачи СП:

  • изучение закономерностей и механизмов различных вариантов отклоняющегося психического развития;
  • разработка методов и средств психологической диагностики отклонений в развитии;
  • разработка стратегии, тактики и методического обеспечения психологической коррекции отклонений в развитии;
  • психологическое обоснование содержания и методов коррекционно-развивающего обучения и воспитания лиц с отклонениями в психическом развитии в различных педагогических условиях;
  • изучение закономерностей и условий социализации лиц с отклонениями в психическом развитии.

Разделы СП:

  • психология детей с трудностями в обучении (изучает психическую деятельность детей с задержкой психического развития);
  • олигофренопсихология (изучает психическую деятельность умственно отсталых детей);
  • тифлопсихология (изучает психическую деятельность людей с нарушениями зрения);
  • сурдопсихология (изучает психическую деятельность людей с нарушениями слуха);
  • логопсихология (изучает психическую деятельность людей с нарушениями речи).

Специальная психология: учеб. пособие / Е.С. Слепович, А.М. Поляков, Т.И. Гаврилко и др.; Под ред. Е.С. Слепович, А.М. Полякова. – Минск: Выш. шк., 2012. – 511 с.

 

00212

 

История специальной психологии.

 

Л.С. Выготский

Выготскому Льву Семёновичу  (1896 — 1934) принадлежит особое место в истории становления специальной психологии (СП). Именно он способствовал ее превращению в самостоятельную науку (а не основал СП, как это часто утверждается). Науку с собственным предметом, методами, задачами и системой объяснительных принципов.

В основу специальной психологии Львом Семёновичем была положена созданная им же культурно-историческая теория развития психики.

Именно с этих позиций Л.С.Выготским были сформулированы важнейшие положения СП на многие десятилетия вперед, определив направление как теоретических, так и экспериментальных исследований. Несомненно, что основные понятия культурно-исторической теории (формирование высших психических функций, знакового опосредования, смыслового и системного строения сознания, культурного развития и т.д.) стали основополагающими и в практике оказания психо-коррекционной помощи ребенку с особенностями развития.

Статьи по теме: 

Фильм о Л.С. Выготском.

Фильм о неизвестных событиях из жизни Л.С.Выготсткого.

Практичность культурно-исторической концепции Л.С.Выготского. Необходимый диалог теории и практики.

Л.С. Выготский. Музей Института коррекционной педагогики.

Программа инструменты мышления (Tools of the mind).

К 120-летию со дня рождения Л.С.Выготского.

Воспоминания о моем отце. Г.Л.Выгодская.

 

photo_007abЛурия Александр Романович (1903—1977)  был самым близким продолжателем Л.С. Выготского. По мнению В.И. Лубовского никто лучше него не умел раскрывать идеи Выготского. 

 

 

 

 

 

 

 

Статьи по теме: 

Фильм об А.Р. Лурии.

А.Р. Лурия. Музей Института коррекционной педагогики.

 

indexМещеряков Александр Иванович (1923 — 1974) ученик А.Р.Лурии, работал под его руководством в Лаборатории физиологии высшей нервной деятельности Института нейрохирургии им. Н.Н.Бурденко. В 1951г. вместе с Александром Романовичем переходит на работу в Институт дефектологии. Именно А.Р.Лурия познакомил своего молодого сотрудника с работающим в этом же институте Иваном Афанасьевичем Соколянским, который не мог не обратить внимание на способного молодого человека. А.И.Мещеряков очень заинтересовался проблемами изучения и обучения слепоглухих детей, и с 1957 года стал фактически ближайшим научным сотрудником И.А.Соколянского.

В 1961 г. организует лабораторию изучения и воспитания слепоглухонемых детей в Институте дефектологии и оформляет при ней экспериментальную группу по обучению слепоглухих детей. Александр Иванович руководил лабораторией тринадцать лет (с 1961 по 1974 годы). В 1968 г. организовал детдом для слепоглухонемых детей в подмосковном Загорске (ныне Сергиев-Посад). Из интервью А.И.Мещерякова: «...Всякими путями — и правдой, и обманом выторговали у Министерства финансов право иметь на трёх учеников одного педагога и двух воспитателей. Получилось на каждого ребёнка по взрослому человеку. Стали готовить учителей, но чему их учить? Всё внове, всё неясно. Сотрудники института читали им лекции, кто что знал. Обучали дактилологии — умению разговаривать с помощью рук, брайлевскому алфавиту для слепых, печатать на брайлевской и обычной машинке. Правда, потом оказалось, что лекции наши слишком много пользы не принесли. Не в них было дело. Хорошим учителем становился у нас в школе тот, у кого было два качества: честность и добросовестность. Ну, конечно, если он ещё при этом любил детей — попросту жалел их, старался что-нибудь для них сделать»Цель учебно-воспитательного процесса в Загорском детдоме А.И.Мещеряков видел в «формировании системы целенаправленного поведения» у учеников.

По мнению Александра Васильевича Суворова (доктора психологических наук, выпускника сергиево-посадского (загорского) детского дома для слепоглухонемых) книга А.И.Мещерякова «Слепоглухонемые дети. Развитие психики в процессе формирования поведения» — одна из самых добрых, которые ему когда-либо приходилось читать. (Читать книгу А.И.Мещерякова)

Статьи по теме: 

А.И. Мещеряков. Музей Института коррекционной педагогики.

Официальный сайт Александра Суворова http://suvorov.reability.ru/

Жизнь слепоглухого человека. Александр Суворов

О Загорском доме-интернате для слепоглухих детей

 

Лубовский Владимир Иванович (1923 — 2017) - советский и российский психолог, доктор психологических наук, профессор, академик РАО.

Участвовал в Великой Отечественной войне, был дважды тяжело ранен. После окончания войны учился на психологическом отделении философского факультета МГУ. В 1952 году поступил в аспирантуру НИИ дефектологии АПН СССР, где обучался под руководством А.Р. Лурии

В 1955 году В. И. Лубовский защитил кандидатскую диссертацию на тему «Некоторые особенности совместной работы двух сигнальных систем в формировании двигательных реакций у олигофренов». С 1986 по 1992 г.г. был директором НИИ дефектологии АПН СССР. В 1992 году возглавил лабораторию психологического изучения детей с недостатками развития данного института. 

Основное направление научных исследований В.И. Лубовского связано с проблемами общих и специфических закономерностей психического развития детей с умственными и физическими недостатками. Продолжая и развивая идеи Л.С. Выготского, касающиеся основ психического развития, Владимир Иванович изучал развитие произвольных действий умственно отсталых детей и детей с задержкой психического развития разных возрастов.

Им исследована слуховая и зрительная чувствительность у детей с физическими недостатками; сконструирована методика объективной оценки слуха у детей дошкольного и школьного возрастов с недостатками в его развитии. Рассмотрены особенности световой чувствительности у слабовидящих разной этиологии.

Результаты исследований В.И. Лубовского легли в основу его работы над общими вопросами организации обучения и воспитания детей с недостатками развития, создания для них специальных условий обучения. Также он занимался исследованием проблем психологической диагностики аномального развития детей. Им разработан новый подход к психологической диагностике нарушений развития, основанный на представлениях об общих и специфических закономерностях психического развития, первичных и вторичных дефектах, о зонах актуального и ближайшего развития.