Примерно каждый 20-ый житель Земли страдает дислексией. Согласно определению, данному  Международной ассоциацией дислексии,

ДИСЛЕКСИЯ — специфическая неспособность к обучению, имеющая нейрологическое происхождение. Характеризуется трудностями с точным или беглым распознаванием слов и недостаточными способностями в чтении и письме. Эти затруднения связаны с неполноценностью фонологических компонентов языка. Они существуют, несмотря на сохранность других когнитивных способностей и полноценные условия обучения. Вторичные последствия могут включать проблемы с пониманием прочитанного, а плохая техника чтения стоит на пути роста словарного запаса и образования в целом.

О том, что чувствует ребенок с дислексией, находясь в обычной школе, и каково это — быть человеком с дислексией — история Баймана ЖИЗНЬ С ДИСЛЕКСИЕЙ: КАК БАЙАМАН ИЗ БИШКЕКА ПРЕОДОЛЕЛ СЕБЯ

«...Мне любое слово прочесть довольно сложно. Я просто заучиваю слова и, прочитав первые три буквы, уже примерно догадываюсь, что это за слово. Иногда ошибаюсь, особенно, когда касается дверей, где написано «на себя», «от себя».

Меня часто приглашали быть ведущим, в силу того, что я хорошо выступал перед публикой. Мне давали один лист текста, из него я брал только две строчки, а остальное говорил от себя на эмоциональном уровне.

Ораторское искусство — это моя любовь, я запоминал не слова и предложения, а ситуации, случаи, моменты. Люблю читать книги по экономике, политике. Читаю в электронном виде, так как можно увеличивать экран.

Сейчас я таблицу умножения знаю на два, четыре и пять.

Часы — это отдельная тема, я не знал и не понимал этот циферблат до 17 лет, я пользовался электронными часами. Сейчас я чуть стал разбираться, для меня циферблат похож на планету Земля. Если стрелка показывает 12, то значит солнце сейчас где-то в Африке.

Бывают проблемы с маршрутками. Часто сажусь не на ту, например, нужно мне 269, а сажусь на 296.
Бывает, что меня просят принести деньги, а у меня большие проблемы с нулями, меня могут легко обмануть, для меня 10 сомов и 100000 одно и тоже. Я нормально расплачиваюсь за вещи мелкими купюрами.

Про мою особенность знают только мои близкие друзья, даже родственники не в курсе и родители тоже. Я не вижу смысла им говорить, я же не страдаю от этого.

Я благодарен всевышнему за свой недуг. Он мне помог в жизни. Когда-то в восьмом классе я понял, что тоже могу быть полезным и нужным обществу. В школе проходил праздник «День радио», наш класс должен был приготовиться к мероприятию.

После окончания этого праздника я стал звездой. А я и не знал, что у меня есть талант к придумыванию шуток, миниатюр — я раскрыл в себе талант актера. После этого я понял, что я не последний человек на этой земле, имею определенный потенциал и возможности...

Не бывает обделенных людей.»

Читать полностью

Ниже я разместила ссылку на отличный текст-тест, позволяющий прочувствовать, что такое нарушение чтения, понять, каково это — быть дислексом. Ссылку на этот текст хорошо иметь под рукой специалисту, когда он объясняет родителям, почему их ребенок не любит читать.

БЫТЬ ДИСЛЕКСОМ

Материал подготовила 00212Виктория М. Навицкая-Гаврилко

Мы на Facebook и ВКонтакте

Какой из этих человечков больше всего похож на тебя?

Выбери человечка, на которого ты бы хотел быть похожим.

pip-wilson-tree-624x678

 

Автор этого теста — известный британский психолог Пип Уилсон (Pip Wilson). Он был создан для школьников с целью проверить, как они освоились в школе за первые три года.  Тест помогает определить, в каком эмоциональном состоянии находится ребёнок, и насколько его ожидания от жизни соответствуют тому, как обстоят его дела в действительности. Позже выяснилось, что этот тест актуален и для взрослых.

Расшифровка результатов теста:

Читать запись полностью »

Что вам нужно знать про мозг своего ребенка и компьютерные игры. Катерина Ясько

С проблемой нежелания ребенка читать, делать уроки, учиться я сталкиваюсь часто, и в жизни, и в своей психологической практике. К сожалению, следует признать, что на сегодняшний день, это показатель среднестатистической нормы. Нас удивляют не те случаи, когда школьник не хочет учиться, а те – когда он любознателен и стремится к познанию.

Недавно одна моя знакомая обратилась к своим друзьям по фэйсбуку за советом, «как вовлечь крестника в чтение книг». Ребенку 9 лет и он категорически отказывается читать, предпочитая чтению просмотр мультиков и игры на компьютере. Я внимательно изучила все советы (около 30), которые она получила, и поняла, что эта тема требует обсуждения.

В силу малой информированности подавляющее большинство родителей (взрослых) не знает, как компьютерные игры влияют на развитие ребенка (в частности, на развитие его мозга). Как правило, это считается безобидным развлечением, и ребенку уже в дошкольном возрасте разрешается «играть в телефон или планшет». С того момента, когда это занятие становится систематичным, начинается процесс биологической перестройки головного мозга ребенка, одним из последствий которого становится сокращение объема тканей (атрофию) в зонах, наполненных серым веществом (особенно в лобных долях коры). Таково мнение современных исследователей, занимающихся изучением проблемы влияния компьютерных игр на развитие детского мозга. Нежелание читать, делать уроки, отсутствие познавательного интереса, неумение самоорганизоваться, гиперактивность и дефицит внимания и т.д. – это психологический фасад тех структурных и функциональных перестроек, которые происходят в незрелом мозге ребенка, увлеченного видеоигрой.

Статья «Что вам нужно знать про мозг ребенка и компьютерные игры» Катерины Ясько уникальна тем, что систематизирует результаты новейших исследований в этой области (многие из которых еще даже не переведены на русский язык), позволяя нам понять, в чем опасность раннего увлечения ребенка компьютерными играми, а главное, помогая нам принять на себя ответственность за развитие и здоровье своего ребенка.

00212Виктория М. Навицкая-Гаврилко

 

 

2ce5595-yasko135

Катерина Ясько, психолог, эдуколог.

Мне часто задают вопрос о том, как сетевые развлечения, длительный просмотр телевизора и компьютерные игры влияют на мозг ребенка. Тема очень актуальная и сложная, поэтому я постаралась дать развернутый ответ.

Видео игры были впервые предложены рынку потребителей в 1972 году. На сегодняшний день индустрия компьютерных и видеоигр только в США превышает 19 млрд. долларов в год.

Современный ребенок до 21 года в среднем за свою жизнь накапливает 10,000 игровых часов. Это примерно столько же времени, сколько дети проводят в средней и старшей школе при условии идеальной посещаемости. Это равноценно работе на полную занятость более 40 часов в неделю.

Согласно концепции нейропластичности, подтвержденной учеными-нейрофизиологами в середине XX века, мозг формируется под воздействием любого опыта и часто повторяемых видов деятельности.

По мнению Дениела Сигела, профессора психиатрии медицинской школы Univesity of California, всемирно известного специалиста в области детской, подростковой и взрослой психоневрологии, (автора бестселлера «Воспитание с умом: 12 революционных стратегий развития мозга вашего ребенка»), все, что происходит с ребенком, воздействует на то, как развивается его мозг.

Существует обширное поле научных данных о нейропластичности, поддерживающие ту точку зрения, что родители могут напрямую формировать мозг своего ребенка в процессе его роста и развития, предлагая соответствующий опыт переживаний.

Например, время, проведенное за экраном – компьютерными играми, телевизором и в социальных сетях — заставит мозг «монтироваться» определенным образом.

Развивающие занятия, спорт и музыка обеспечат другую схему «монтирования». Время, проведенное в кругу семьи, с друзьями, в изучении человеческих отношений в процессе личного (а не виртуального) общения, также будет формировать мозг особым образом.

Все, что происходит с нами, воздействует на наш мозг. Этот процесс «монтажа и перемонтажа» и является сутью «гармоничного развития» ребенка: необходимо обеспечить детям тот опыт переживаний, который позволит создать связи между различными отделами мозга.

Когда эти отделы работают согласованно, они создают и укрепляют соединительное волокно, связывающее различные отделы мозга. В результате между ними возникают более прочные связи, и они могут еще более гармонично работать вместе.

Суть «воспитания с умом» заключается в том, чтобы помочь мозгу ребенка гармонично развиваться в соответствии с его возрастными потребностями и стать более интегрированным, чтобы дети могли использовать свои умственные и психологические ресурсы на полную мощность.

Предлагаю посмотреть на влияние видеоигр сквозь призму нейропластичности, то есть тех навыков, умений и качеств, которые мы можем развить в ребенке при помощи технологий.

С точки зрения различных нейрофизиологических паттернов (подробнее об этом в следующих колонках), мне приходилось сталкиваться с примерно 7 типами компьютерных игр:

Читать запись полностью »

«Неблагополучные семьи порождают неблагополучных людей".
В. Сатир

Мой жизненный и профессиональный опыт позволяет мне утверждать непреложность этого закона. В моей практике в 90% случаев врождённые психофизические особенности ребенка отягощаются неадекватными условиями воспитания, личностными проблемами родителей, сложностями семейных отношений. В результате, первичный (или базовый) дефект ребенка (по принципу снежного кома) «обрастает» нарушениями более высокого порядка: патологическими чертами личности, деструктивными паттернами поведения, способами построения отношений, общения (см. «Как определить профессиональный уровень психолога? Часть 2»), которые напрямую не связаны с психофизическими особенностями ребенка, но являются следствием неадекватной социальной ситуации его развития (прежде всего в семье). Происходит так называемая вторичная инвалидизация ребенка. В этом случае масштабы коррекционной работы значительно увеличиваются и непременно включают психологическую работу с семьей.

«Семья может стать местом формирования истинных людей».
В. Сатир

Именно в семье закладывается остов здоровой полноценной личности ребенка — единственно верного пути преодоления, компенсации ребенком с особенностями в развитии имеющегося психофизического нарушения.  Как мы можем помочь ребенку? Ответ на этот вопрос — это всегда результат внутренней работы родителя (-ей), в ходе которой он учиться строить зрелую семью, гармоничные отношения, пытается исправить то, что поддается изменению, и найти наилучшие способы сосуществования с тем, что изменить невозможно. 

Я приглашаю вас совершить эту работу под руководством выдающегося американского психолога Вирджинии Сатир.  Шаг за шагом приблизиться к знанию своей семьи, узнать тонкости семейных отношений, осознать свои семейные проблемы и выбрать наилучшие пути для их решения.

В предыдущей беседе мы обсуждали, как выглядит наша семья: зрелой, гармоничной или проблемной, имеющей определенные трудности (см. "Шаг 1. Как выглядит Ваша семья?").

Здесь мы поговорим о том, где находятся истинные причины наших проблем, попытаемся отчетливо увидеть проблему своей семьи.

Читать запись полностью »

1959783_1613042058931319_2584342111347007393_nВ одной американской газете несколько лет назад была размещена статья под названием «Спасительное объятие». В статье рассказывалось о двух новорожденных близнецах — мальчике и девочке. Они родились очень слабенькими, в особенности девочка. Каждого из близнецов поместили в индивидуальный инкубатор. Но они были настолько слабы, что доктора уже не ожидали, что выживет хотя бы один из них. Одна из медсестер, видя, что дело движется к печальному концу, осмелилась пойти против правил больницы и поместила близнецов в один инкубатор. «Если уж им суждено умереть, то пусть они встретят смерть рядом друг с другом» — подумала жалостливая медсестра.

А дальше случилось то, чего никто не ожидал. Когда близнецы оказались вместе, наиболее здоровый из близнецов обнял свою маленькую сестренку. После этого у малышки стабилизировалась работа сердца, а температура поднялась до нормальной. Вскоре ее жизнь, как и жизнь ее брата-близнеца была вне опасности.

Новейшие исследования в области нейропсихологии могут дать научное объяснение этому чудесному спасению двух крох. 

На сегодняшний день доказано, что объятия ведут к активизации подкорковых структур головного мозга ребенка. Именно они (подкорковые центры) обеспечивают регуляцию жизненно важных процессов в организме человека: функций сердечно-сосудистой и дыхательной систем, поддержания постоянства внутренней среды, терморегуляции и т.д. 

К моменту рождения подкорковые функции сформированы у ребенка почти на 95%. Поэтому информация, поступающая в головной мозг новорожденного из внешней среды, подвергается довольно «зрелой» обработке в его подкорковых центрах. 

Объятие брата запустило у малышки работу первичных подкорковых центров по переработке тактильной, протопатической (глубокой мышечной), температурной и других видов чувствительности. Возникшее возбуждение мягкой волной «накрыло» головной мозг ребенка, усилив работу всех подкорковых центров, ответственных за жизненно важные функции. Как следствие этого, «у малышки стабилизировалась работа сердца, а температура поднялась до нормальной».

Эта чудесная история подтверждает и еще один научный факт: «Объятия делают сильнее обоих». Брат-близнец, обняв свою сестру, получил столь же сильный заряд жизненных сил, как и его сестра. И хотя первым всегда обнимает тот, кто сильнее, но отдавая он приобретает. 

Не жалейте объятий! Дарите их друг другу! Чаще обнимайте своих детей! Дайте им «напитаться» вашими руками — живым источником их воли к жизни, познанию, творчеству... 

Статья по теме: «Целебная сила объятий» (читать).

 00212Виктория М. Навицкая-Гаврилко
Канд-т психол. наук, детск. нейропсихолог

Мы на Facebook и ВКонтакте. Присоединяйтесь!

Недавно в редакцию нашего сайта пришло письмо: «Мой ребенок очень плохо разговаривает. Ему 4,5 года, а он все еще не умеет строить предложения. Мы были у нейропсихолога. Она поставила диагноз «задержка речевого развития» и выписала лекарства. Давать ли их ребенку?»

Надо признаться, что в моей практике это не первый случай, когда мне приходиться убеждать родителей не спешить давать своему ребенку ноотропные препараты. В первую очередь я апеллирую к тому, что психолог (нейропсихолог) не только не имеет права выписывать лекарства, но и ставить диагноз!

 55267535Думаю, пришло время разобраться, чем же руководствоваться родителям, выбирая для своего «проблемного» ребенка психолога (или нейропсихолога)? Каковы критерии оценки адекватности предлагаемого им психологического (или профилактического, коррекционного или абилитационного) сопровождения?

Остановимся на трёх критериях, чётко и подробно описанных в работах известного российского учёного, нейропсихолога, профессора кафедры клинической психологии МГППУ А.В.Семенович («Эти невероятные левши», «Нейропсихологическая коррекция в детском возрасте. Метод замещающего онтогенеза»). Итак:

Во-первых, хороший специалист стремится получить уникальную информацию о проблемах ребенка. С этой целью проблемы ребенка рассматриваются им в объеме: и с точки зрения других специалистов, и с точки зрения мамы (воспитателя, педагога и т.д.).

В данном случае психолог следует одной из важнейших заповедей коррекционной работы: специальная коррекция недостаточности психического развития по определению немыслима вне ее включенности в сложную систему семейных и социальных отношений.

Во-вторых, хороший профессионал всегда на основании своих исследований изменит  точку зрения родителей на то, что происходит с ребенком.

Это не значит, что она будет им приятна. Наоборот, возможны и даже более вероятны варианты, когда перед родителями в полной мере предстанет вся сложность положения, которая, мягко говоря, не окрыляет. Но преимущество этой новой точки зрения неоспоримо — родители, психологи и педагоги начинают видеть ситуацию как более целостную, информационно насыщенную и понимать логику своих дальнейших совместных действий в направлении гармонизации развития ребенка.

В-третьих, профессионал высокого класса всегда объяснит свое заключение простыми словами, иллюстрируя его конкретными, наглядными примерами, почерпнутыми как из рассказа родителей, так и из собственных данных, полученных в ходе обследования ребенка. Доказательно продемонстрирует, что его проблемы в обыденной жизни и в школе (детском саду, яслях и т.п.) — две стороны одной и той же медали, которая и является базовой причиной, в которой коренятся основные препятствия к его нормальной адаптации.

Окажется, что эти препятствия появились не вчера и не год назад; они постепенно вырастали вместе с ребенком, начиная с периода его внутриутробного развития. И в их формировании принимали участие как разного рода генетические предпосылки, так и изъяны воспитания.

Почему ребенок не может освоить ту или иную учебную программу, конфликтует с окружением, гиперактивен, истощаем, агрессивен и т.д.? В чем сущностные, ядерные характеристики и механизмы его слабых (и непременно — сильных) сторон? Почему и зачем ему следует провести дополнительные обследования у других специалистов? Наконец, почему и зачем необходимо ребенку (с непременным участием и помощью взрослого окружения) заниматься по предложенной коррекционной (профилактической или абилитационной) программе? Если на приеме у специалиста получены убедительные ответы на эти вопросы и возник новый образ проблемной ситуации, иной ее ракурс (ретроспективный и перспективный) значит, найдено то, что сегодня необходимо ребенку.

Продолжение (читать).

 00212Виктория М. Навицкая-Гаврилко
Канд-т психол. наук, детск. нейропсихолог.

Мы на Facebook и ВКонтакте. Присоединяйтесь!

5057_small_1364994559

Нейропсихолог, канд. психол. наук, профессор кафедры клинической психологии ф-та психологического консультирования МГППУ. Автор более 200 книг, в том числе учебников «Введение в нейропсихологию детского возраста», «Нейропсихологическая коррекция в детском возрасте» и практических пособий, адресованных практическим психологам, педагогам и родителям.

Анна Владимировна, как, с точки зрения нейропсихолога, вы относитесь к раннему развитию детей, когда уже с 2,5–3 лет начинают учить читать, писать, считать?

Категорически отрицательно. Для примера можно привести такую аналогию: хорошо или нет, когда люди вступают в половой контакт в 10 лет? Ведь ясно, что ни физиологически, ни психологически ребенок к такому «эксцессу» не готов и ничего кроме травмы из этого не последует. И это всем однозначно понятно и доказательств никаких не требуется.

Есть нейрофизиологические законы развития мозга. Его энергетический потенциал ограничен в каждый момент времени, поэтому если мы тратим энергию на несвоевременное развитие какой-то психической функции, то возникает дефицит там, куда эта энергия должна была быть актуально направлена. Раз внешняя среда требует выполнения определенной задачи, мозг ее будет выполнять, но за счет каких-то других структур психики.

Два—три года — это период очень бурного развития сенсомоторной и эмоциональной сферы ребенка. А если вы начинаете его учить писать, читать, считать — нагружать его познавательные процессы — то вы отбираете энергию, в частности, у эмоций. И у маленького ребенка «полетят» все эмоциональные процессы и, скорее всего, сорвутся какие-то программы соматического (телесного) развития. Вполне вероятно проявление каких-то дисфункций, что-то может заболеть, и ребенка даже начнут лечить.

Последствия этого отбора энергии, кстати говоря, могут сказаться и не сразу, и тогда в 7 лет начинают удивляться, откуда «вдруг» берется энурез, откуда «вдруг» берутся страхи. Почему «вдруг» возникают эмоциональные срывы в пубертате, никто не понимает, почему ребенок стал агрессивным или гиперактивным.

A все-таки надо готовить ребенка к школе? Если да, то когда это надо начинать?

Читать запись полностью »

2.2

 00212Виктория М. Навицкая-Гаврилко

Мы на Facebook и ВКонтакте. Присоединяйтесь!

«Спасибо огромное за возможность приобщиться к удивительному миру вашей семьи, к миру психологии, которую хочется назвать не „специальной“, а особенной.
Я благодарен Елене Самойловне за то, что она в свое время приоткрыла мне окно в этот мир, познакомила с его замечательными обитателями, несущими в себе Искру Божью, за то, что она вселила надежду на продолжение жизни по-настоящему научной дефектологии.
Дай Бог всем вам доброго здоровья и сохранения чудесной возможности оставаться „кузнечиками“ не только своего, но и общего вашего счастья.»

 
Игорь Александрович Коробейников 
Профессор, доктор психологических наук, зам. директора по научной работе ФГБНУ «Институт коррекционной педагогики Российской академии образования». 

НАВИЦКАЯ-ГАВРИЛКО ВИКТОРИЯ МИХАЙЛОВНА

Кандидат психологических наук, специальный психолог, доцент кафедры специальной педагогики института инклюзивного образования БГПУ им. М.Танка. Разработчик и администратор сайта «Специальная психология».

Выпускница Белорусского государственного университета по специальности «Психолог, преподаватель психологии» (специальность медицинская психология). В 2009 г. защитила кандидатскую диссертацию по специальности коррекционная психология по теме «Возрастная динамика визуальной семантики форм у подростков с умственной отсталостью».

В 2005 году стала лауреатом Республиканского конкурса научных работ студентов (Минск, Беларусь).

 Опубликовано 18 научных работ (тезисы, статьи).

В 2008 году статья «Перспективы применения семантического эксперимента как метода исследования особенностей осмысленного отношения умственно отсталого подростка к миру» была удостоена диплома журнала «Дефектология» (г. Москва) «За поддержание и развитие лучших традиций научной дефектологии».

Специализируется в области психологии ребенка с особенностями интеллектуального развития.

ЛЕМЕХ  ЕЛЕНА  АНАТОЛЬЕВНА

Кандидат психологических наук, доцент кафедры специальной педагогики института инклюзивного образования БГПУ им. М.Танка.

Выпускница дефектологического факультета Минского государственного педагогического института им. М.Горького по специальности «Дефектология». В 1999 г. успешно защитила кандидатскую диссертацию по теме «Моральная регуляция поведения у старших дошкольников с легкой интеллектуальной недостаточностью, воспитывающихся в разных социальных условиях».

В 2010 – 2011гг. возглавляла временный научный коллектив темы НИР «Научное обоснование и разработка программного обеспечения образовательного процесса для детей дошкольного возраста в условиях центра коррекционно-развивающего обучения и реабилитации» , а в 2011—2012 г.г. являлась соруководителем экспериментальной площадки «Апробация программно-методического обеспечения процесса обучения в группах и классах центра коррекционно-развивающего обучения и реабилитации» на базе ГУО «Жодинский ЦКРОиР», «Солигорский районный ЦКРОиР», «ЦКРОиР г.Молодечно».

Является автором модели психолого-педагогического сопровождения в условиях интегрированного обучения детей с особенностями психофизического развития (ОПФР), которая легла в основу Республиканской инновационной площадки «Внедрение программы психолого-педагогического сопровождения детей с ОПФР».

СФЕРА КОМПЕТЕНЦИИ — СПЕЦИАЛЬНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ. 

ПОЛЯКОВ  АЛЕКСЕЙ  МИХАЙЛОВИЧ

Профессор кафедры психологии факультета философии и социальных наук Белорусского государственного университета, доктор психологических наук, доцент.

Выпускник БГУ по специальности «Психолог, преподаватель психологии» (специальность медицинская психология). В 2002 году защитил кандидатскую диссертацию по специальности «Коррекционная психология» по теме «Развитие продуктивных действий у подростков с легкой интеллектуальной недостаточностью».

12 апреля 2018 года в БГУ на заседании совета по защите диссертаций при Белорусском государственном университете прошла успешная защита докторской диссертации Полякова А.М. «Развитие символической функции сознания в субъект-субъектном взаимодействии у школьников с задержкой психического развития».

На отделении психологии БГУ читает курс «Психология развития». На других отделениях — курсы «Основы психологии», «Возрастная и общая психология». Разработал авторский курс для психологов, специализирующихся в сфере медицинской психологии, «Психология деятельности человека в норме и патологии». Является соавтором типовых программ «Психология развития» и «Специальная психология». За время работы подготовил учебное пособие  "Психология развития". Автор 88 печатных трудов, из них 9 учебно-методических публикаций, 1 монография, 1 брошюра, 28 статей в научных журналах и сборниках трудов. Основные идеи и исследования описаны в монографии А.М. Полякова. Она доступна в электронном виде по адресу: http://elib.bsu.by/handle/123456789/5256

В 2019 году стал лауреатом престижной премии имени В.И. Пичеты за «Совокупность научных работ и учебных пособий по психологическим проблемам социализации детей с отклонениями в развитии».

Интервью с А.М. Поляковым “Псіхалогія для мяне — дакладная навука”.

 

 СИНИЦА  ТАТЬЯНА  ИВАНОВНА

Кандидат психологических наук, доцент кафедры психологии факультета философии и социальных наук Белорусского государственного университета. 

Выпускница Белорусского государственного университета по специальности “Психолог, преподаватель психологии” (специальность медицинская психология). В 2003 г. защитила кандидатскую диссертацию по специальности коррекционная психология по теме «Динамика понимания эмоциональных состояний слабовидящими младшими школьниками».

Автор Проекта развития альтернативной и дополнительной коммуникации «free MOWA».

Мне очень повезло – я познакомилась с веселыми, любопытными, остроумными ребятами – Кристиной, Полиной, Ильей, Егором, Маргаритой, Сашенькой, Вероникой и еще одной Кристиной. Это дети, которые не могут говорить привычным способом, но они хотят и могут общаться, но для этого нужны особые способы альтернативной коммуникации. Общение с ними неизменно вызывает радость и вдохновение, с одной стороны. Но с другой стороны, задает множество вопросов и загадок, и поэтому раскрывает горизонты для мысли, творческих поисков, что даже приводит к переосмыслению базовых представлений о наших возможностях.
К сожалению, практически всем неговорящим детям со сложными двигательными нарушениями очень часто приписывается диагноз о значительном снижении функций интеллекта. К сожалению, часто это утверждается однозначно без достаточных на то оснований, без доказательств, просто ориентируясь на то, что дети не могут ответить привычным способом. На самом деле тщательная, внимательная работа по подбору средств коммуникации, поиск наиболее подходящих способов общения, усложнение их по мере обретения ребенком соответствующих навыков является первостепенной задачей, предваряющей диагностику развития функций интеллекта.
А если все же удается доказать высокие интеллектуальные возможности ребенка, то остается очень много проблем в организации обучения и эффективном социальном взаимодействии такого ребенка. Эти вопросы можно решить в процессе подбора способа коммуникации и общения для каждого конкретного ребенка, с учетом всех его особенностей. Оценка способов и средств альтернативной и дополнительной коммуникации для ребенка должна быть постоянным процессом, поскольку по мере роста и развития меняются потребности ребенка в коммуникации и совершенствуются умения пользоваться коммуникативными средствами.
Проект развития альтернативной и дополнительной коммуникации «free MOWA» сможет помочь этим улыбчивым детям стать услышанными, более разговорчивыми и более свободными в своем общении и обучении. Проект развития альтернативной и дополнительной коммуникации «free MOWA»направлен на практическое решение проблемы подбора средств альтернативной и дополнительной коммуникации на территории Беларуси всем, кто в этом нуждается.

 

ДАВИДОВИЧ АННА АЛЕКСАНДРОВНА

Кандидат  психологических наук, доцент кафедры психологии факультета философии и социальных наук Белорусского государственного университета. 

Выпускница Белорусского государственного университета по специальности “Психолог, преподаватель психологии” (специальность медицинская психология). В 2006 г. защитила кандидатскую диссертацию по специальности коррекционная психология по теме «Усвоение понятия числа и счетных операций первоклассниками с нейропсихологическими синдромами отклоняющегося развития».

Диссертация посвящена группе детей, которую в настоящее время принято называть «дети с трудностями учения», в частности, первоклассникам с трудностями учения математике. Основной целью исследования было выявление нейропсихологических механизмов этих трудностей. Ведь дети по-разному не могут усвоить понятие числа и счетных операций: кто-то не может усвоить состав числа, кто-то направление отсчета, кто-то цифры как графические знаки, а кто-то не может подобрать нужный алгоритм решения счетной задачи и т.д. С точки зрения нейропсихологии детского возраста, специфика этих трудностей в усвоении понятия числа и счетных операций определяется спецификой морфофункциогенеза центральной нервной системы ребенка. Функциональные нарушения в работе центральной нервной системы ребенка, связанные с повреждением и/или недоразвитием морфофункциональных структур головного мозга, определяют характер его трудностей в обучении. Эти функциональные нарушенияв работе ЦНС ребенка проявляют себя, зачастую, только в связи с началом школьного обучения, но выявить их можно гораздо раньше, на этапе дошкольного детства. В этом и состоит основная «полезная» идея диссертационной работы: идея профилактики. Определив на этапе дошкольного детства характер недоразвития/повреждения в работе морфофункциональных структур головного мозга ребенка, мы можем реализовать комплекс коррекционно-профилактических мероприятий, который позволит минимизировать вероятность возникновения в дальнейшем трудностей учения ребенка в школе. Такой комплекс мероприятий для каждой из групп детей (в зависимости от характера нарушения-нейропсихологчиского синдрома отклоняющегося развития) и был предложен в рамках диссертационной работы.

В настоящий момент моим профессиональным интересом остается специальная психология, в частности, психология детей с интеллектуальными нарушениями. Наиболее эвристичными, эффективными для решения диагностических и коррекционных задач в этом разделе специальной психологии, я считаю методы нейропсихологии. Нейропсихология детского возраста, нейропсихологический подход к так называемым «трудностям учения» ребенка являются приоритетным направлением в моей работе. В рамках диагностических и коррекционно-развивающих занятий мне наиболее интересно и комфортно работать с детьми дошкольного и раннего школьного возраста.

Отдельное направление в моей работе, реализуемое совместно со специалистами центров раннего вмешательства, – это использование методов нейропсихологической коррекции в работе с детьми в возрасте от одного года до трех лет с неблагополучным неврологическим анамнезом. Кроме того, актуальной и «наболевшей» темой является проблема изменения «социальной ситуации развития» современного ребенка, связанная со сменой социокультурного контекста. Это анализ такого феномена как смещение сюжетно-ролевой игры с позиции ведущего вида деятельности в дошкольном возрасте, проблема психического инфантилизма и т.д.

 

ГАУРИЛЮС  АНАСТАСИЯ  ИГНАТЬЕВНА

dhdhnfnny1Кандидат психологических наук, доцент.

В 1991 году закончила (заочное отделение) Минский государственный педагогический институт по специальности дефектология (олигофренопедагогика).  В 1994 году закончила  Минский государственный педагогический институт по специальности практическая психология. В 1998 году защитила кандидатскую диссертацию по теме «Возрастная динамика представлений учащихся вспомогательной школы о себе и одноклассниках в системе межличностных отношений».

Тема моих научных исследований касалась динамики межличностных отношений и представления о себе умственно отсталых детей. У меня был опыт работы с такими детьми во вспомогательной школе. Практические исследования по данной теме в то время были относительно новыми для специальной психологии. Как умственно отсталый ребенок видит самого себя? Что он знает про себя, про свои качества? Речь шла про достаточно легкие степени умственной отсталости. Эти дети довольно долго видят мир недифференцированно, начинают с позиции «я добрый» и постепенно, осмысляя свои действия, они идут вперед. И через некоторое время способны видеть себя теми, кто осуществляет какие-то действия. Этот период у умственно отсталых детей затягивается. Как показало мое исследование, умственно отсталые дети при определенных социальных условиях способны достигнуть самого высокого уровня в самооценке – рефлексии. Для этого необходима индивидуальная работа с каждым ребенком, разговаривать с ним, задавать вопросы типа: расскажи, какой ты? что ты про себя знаешь? как ты себя представляешь? Во время обследования одному такому ребенку необходимо задавать множество вопросов на тему: какой ты? Чтобы получить ответ вопросы приходиться бесконечно повторять, уточнять, причем с разными интонациями. Если проводить регулярные занятия, то где-то к седьмому году обучения у детей с самыми легкими нарушениями в развитии может появиться способность к рефлексии своего внутреннего состояния. Они уже могут мечтать, рассуждать о том, что нравится, а что нет. В той группе, где специально не создавались необходимые социальные условия (контрольной группе), рефлексии не отмечалось. Дефектология и специальная психология периодично выходят на обсуждение проблем психологической нормы с целью предупредить возможные отклонения в будущем. Сегодня некоторые дети, которые развиваются нормально, также не способны к рефлексии. Одна из причин этого очевидна: дело в том, что современные родители очень мало общаются со своими детьми, мало разговаривают, не всегда интересуются их переживаниями.