«Антон тут рядом». Фильм Любовь Аркус

«Он живет в мире такой подлинности чувств (страха, радости, отчаяния, тревоги, надежды, ожидания счастья, невозможности обрести его, паники, одиночества, и еще одиночества, и еще) — что она, эта, ничем не защищенная подлинность, выглядит как болезнь и считается болезнью.

Мы убеждены теперь, что аутизм — не болезнь. Или, по крайней мере, совсем не то, что в это понятие мы привыкли вкладывать. Аутизм — это гипертрофированная чувствительность души. Мир аутиста — огромная ценность, от нас закрытая и нам недоступная. Аутисты сохраняют то, что мы утратили. Не только они должны учиться общаться с нами, но еще более мы должны учиться общаться с ними. Мы должны суметь разглядеть в них себя, и тогда, отказавшись от обезличенного «мы», у нас появится возможность ощутить свое «я”.

Ощутить, что каждый из нас — иной.» (Сеанс).

«Люди бывают добрые, весёлые, грустные, добрые, хорошие, благодарные, большие люди, маленькие. Гуляют, бегают, прыгают, говорят, смотрят, слушают. Смешливые, барные. Красные. Короткие. Женщины бывают добрые, говорящие, светлые, меховые, горячие, красивые, ледяные, мелкие. Бывают ещё люди без усов. Люди бывают сидячие, стоячие, горячие, тёплые, холодные, настоящие, железные. Люди идут домой. Люди ходят в магазин. Люди играют на пианино. Люди играют на рояле. Люди играют на гармошке. Люди идут на Плеханова. Люди стоят возле дома. Люди терпят. Люди пьют воду, чай. Люди пьют кофе. Люди пьют компот. Пьют молоко, пьют морс, пьют кефир. Заварку. Пьют ещё квас, лимонад, спрайт, фанту. Едят варенье, сметану. Люди думают, молчат. Больные и здоровые. Становятся водоносами, водовозами. Люди в корабле, в самолёте, в автобусе, в электричке, в поезде, в трамвае, в машинке, в вертолёте, в кране, в комбайне. Люди живут в домиках, в комнате, на кухне, в квартире, в батарее, в коридоре, в ванне, в душе, в бане. Люди уходят, выходят, бегают, люди ещё катаются, плавают, купаются, кушают, едят, умирают, снимают носки. Люди слушают радио. Люди не терпят. Люди едят. Говорят. Люди лохматятся. Писают, какают. Люди переодеваются. Читают. Смотрят. Мёрзнут. Купаются. Покупают. Греются. Стреляют. 

Убивают. Считают, решают. Включают, выключают. Люди ещё в театре. Катаются на санках. Волнуются. Курят. Плачут, смеются. Звонят. Нормальные, гарные, озорные. Люди спешат. Ругаются. Весёлые. Серьёзные. Люди барабанят и громыхают. Не лохматятся. Теряются. Рыжие. Глубокие. Люди сдирают кожу. Люди ремонтируют домик, сарай. Люди потерпят. Люди рисуют, пишут. Лесные. Люди колют дрова, пилят, топят. Люди ещё здороваются, говорят, прыгают, бегают. Люди конечные. Люди летают.» Антон Харитонов «Люди»

Фильм «Антон тут рядом».
Это фильм не об Антоне Харитонове, мальчике-аутисте.
Это фильм не о том, как один человек помог другому.
Это фильм о том, как ОДИН ЧЕЛОВЕК УЗНАЛ СЕБЯ В ДРУГОМ.

«Присядьте на минуточку, сейчас я вам расскажу всю свою жизнь. Для меня Антон и Рената были важнее фильма, вот в чем все дело. Это я могу честно и откровенно сказать. И это не потому, что я такая добрая тетя. А потому, что к этому шла вся моя жизнь – к тому, чтобы встретить Антона.

Я пыталась преодолеть этот дикий страх и не дать себя в кадре. И не давать текста. А потом в какой-то момент я просто поняла, что если я этого не сделаю, то фильма не будет. Тогда бы это была рождественская история. А это неправда. И я не хотела этого вранья, и уж тем более, я не хотела себя так приукрашивать. Антон не бедная крошка. Я не добрая тетя. Мы два сложных сильных человека. И почему так – надо было объяснить. Из-за этого возник авторский текст, из-за этого мне пришлось стать героиней фильма.

Эта история не про добрые дела, а про встречу двух людей, довольно жесткая история про встречу двух людей, для меня абсолютно равных, я вообще не считаю, что я лучше Антона — или хуже Антона. Я не ставлю такой вопрос. Для меня это, может быть, едва ли не главная встреча в моей жизни...»  Любовь Аркус, автор сценария и режиссер фильма.

Источники:

https://paperpaper.ru/antons-right-here/

https://seance.ru/articles/anton-haritonov/  

Что такое аутизм? Как социум относится к тем, кто не похож на других, и какую роль играет в этом государство? В какой мере эта тема отражена в кино? Как гаджеты влияют на развитие детей и чем опасна «массовая аутизация»? На вопросы Владимира Познера отвечает киновед, режиссер, основатель и главный редактор кинематографического журнала «Сеанс», основатель и президент благотворительного фонда «Выход в Петербурге», создатель Центра обучения, социальной абилитации и творчества для людей с аутизмом «Антон тут рядом» Любовь Аркус.

«С моей точки зрения, аутизм — это совершенно душераздирающая проблема. Вокруг нее существует огромное количество предрассудков и заблуждений. Например, что ребенок с аутизмом — это ребенок, который не хочет общаться. Хочет как никто, дефицит общении, как ни у кого. Проблема не в желании, а в отсутствии навыков и механизмов, в затруднении. У ребенка это не так выражено, как у взрослых, у которых этот дефицит просто весь целиком наружу. Что это такое? Я думаю, человек, который даст ответ на этот вопрос, получит Нобелевскую премию... Я живу сейчас с этими людьми. Есть такая поговорка: „Если ты знаешь аутиста — это значит, что ты знаешь одного аутиста“. Потому, что нет ни одного похожего друг на друга человека. Самое главное, что нужно понять про этого человека, что у него, может быть потрясающий интеллект, но отсутствует социальный интеллект, отсутствует возможность его получить, то, что есть у нас с детства у всех.  Из-за этого этот человек, по сути дела, является „душой на ножках“, т.е. никакого второго дна и никаких обёрток, как у капусты, как у нас у всех. Потому что нас с детства учат защищаться. Наше взросление — это наша адаптация к социуму. Нас учат тому, тому, как укрываться, как вести себя так, чтобы общество было тобой довольно. Я не хочу сказать, что это плохо. Это хорошо. Но пока мы взрослеем, пока мы получаем свои травмы и учимся извлекать из них уроки, мы всегда что-то теряем от того внутреннего человека, которым мы родились. И этот внутренний человек... есть в каждом. Что этот внутренний человек плачет в каждом... что то, что нас учат, что это наши ценности: деньги, карьера, благосостояние — всё это важно... но если по дороге мы теряем самое главное (а самое главное в нас — это потребность любить и быть любимым)... Теряя его, мы утрачиваем связь, более или менее, с тем, кто внутри нас. Если мы не научаемся находить общий язык с этим внутренним человеком, нам плохо живется...»

 

«Должен ли педагог любить детей? Слова «любить» и «должен» — несочетаемые. Педагог должен детей уважать. И быть готовым к тому, что он может полюбить ребёнка. Иногда от этого никуда не деться. Это как если роешь ямку в песке на пляже – роешь, роешь, и докапываешься до воды – до моря. Глубокое погружение в мир другого человека очень часто заканчивается тем, что ты упираешься в любовь. Что с этим делать – уже другой вопрос. Любовь – такая вещь, что получив её, очень трудно от неё отказаться. Когда вместе с ребёнком приходишь к любви, кажется, что всё, некуда идти дальше, потому что любовь, как море, она огромная. Но педагог – это такой несчастный человек, который не может себе позволить мыслить подобными категориями. У него программа, план, цели и задачи. Приходиться, несмотря на любовь, работать дальше». Мария Беркович «Нестрашный мир»

"Маше Беркович 24 года. Но это решительно ничего не объясняет в Маше так как является чистейшей условностью — она кажется то подростком, то человеком, прожившим огромную жизнь, наполненных подробными трудами, ежедневными преодолениями, неустанным добыванием смыслов и неустанной же проверкой их на прочность.

Маша —  дефектолог. Педагог, психолог, нянька для детей и выросших детей, у которых — аутизм, умственная отсталость, слепоглухота, множественные нарушения развития. Маша — частный репетитор у тех, кто живет в своих квартирах со своими родителями. Маша — волонтер в детском доме для тех, от кого родители отказались. Маша — автор рабочих записей, дневников, писем к друзьям, которые, по сути, те же рабочие записи. Собранные под одной обложкой, они перед вами. Это факты.

А это моя версия. Маша — эльф, воин, подвижник, философ, поэт, дочь смотрителя маяка, Малыш и Карлсон в одном лице... 

В Маше есть простота, которая уже после всех хитросплетенных конфликтов и сложных человеческих рефлексий на все вышеупомянутые вопросы. В Маше есть та серьезность и тот непафосный пафос, которые уже сдали все зачеты по иронии и скепсису и, получив за них отличные отметки, выбросили их за полнейшей ненадобностью.

Маша написала книгу не о профессии. Она написала книгу о любви. О той самой, которая уже ответила на все вопросы. Отменила все ответы, и прошла все смерти, смертию смерть поправ. Потому что, как мы знаем из одной, самой главной книги, это единственный выход. К свету. " Любовь Аркус

«Эти дети притягивают. Их мир завораживает, хотя никто не может его понять. Нужно как-то проникнуть в этот мир и расширить его изнутри. Но никто не знает как.

«Умственно отсталый», «глубоко умственно отсталый», «тяжелый аутист»… Но ведь мы не знаем и не можем представить, что делается в голове у Егора, Уны, у остальных.

Кажется мне, они за такой рекой, где эти определения несостоятельны и не нужны. Их мир скрыт, но свет в наш мир проникает.

Не буду говорить о смысле, потому что всё равно ничего не знаю и не могу сказать.

Но мне хорошо с ними.

Я с ними чувствую такую глубину жизни, какая мне и не снилась. Я хочу, чтобы они продолжали учить меня». 

Читайте также «Простые вещи. Как устанавливать контакт с людьми, имеющими тяжелые множественные нарушения развития» М.Беркович

«Я думаю об удивительной простоте, с которой в мире особых людей разрешаются все основные вопросы. Моим детям наплевать на условности. Им всё равно, как я одета и насколько успешна. По-настоящему им важно только то, что я чувствую. И здесь их обмануть невозможно.

В мире особого человека, где имеют значение только чувства, а наносное, условное отпадает, возникает сильнейшее ощущение неподдельности всего, что происходит. После соприкосновения с этим неразбавленным миром не хочется выходить в обычный мир. Начинается душевный авитаминоз: всё кажется ненастоящим.

Та любовь, с которой мы соприкасаемся, общаясь с «особыми» людьми, это не любовь, которую они излучают. Это наша собственная любовь. Мы её в себе находим, точно так же, как мы можем найти в себе всё остальное: как будто такое лекарство принимаем – выпиваем полную чашку неразбавленной жизни, и это очень сильно проясняет наш взгляд.

То, что я говорю об «особом» мире, относится, по моему мнению, к миру вообще. Мне очень не хочется говорить «особые дети то, особые дети это», «они чувствуют так, их родители чувствуют так». То, что мы видим, общаясь с особыми детьми, есть и в нас, — только у них это в концентрированном виде. Потому что если мы можем спрятаться за что-то внешнее, за какие-то слова, то особый мир, этого не допускает. Для него самое главное – то, что ты чувствуешь. Обмануть его невозможно». Мария Беркович 

Отзывы о книге 

Читать книгу онлайн

Материал подготовила 00212Виктория М. Навицкая-Гаврилко