Заключительная часть серии заметок «Как определить профессиональный уровень психолога?».

Предлагаю вашему вниманию пять критериев оценки адекватности предлагаемой вам программы психокоррекционной работы с ребенком, разработанные на основе анализа работ ведущих специалистов в области психодиагностической и коррекционной работы с детьми с особенностями в развитии (А.В. Семенович, Е.С. Слепович, А.М. Поляков). Пять критериев, которые позволят вам достаточно быстро оценить профессиональный уровень психолога:

1)  хороший специалист стремится получить уникальную информацию о проблемах ребенка;

2)  профессионал высокого класса всегда объяснит свое заключение простыми словами, иллюстрируя его конкретными, наглядными примерами, почерпнутыми как из рассказа родителей, так и из собственных данных, полученных в ходе обследования ребенка;

3)  в результате, вы начинаете видеть ситуацию как более целостную, информационно насыщенную и понимать логику своих дальнейших совместных действий со специалистами;

4) профессиональный психолог всегда наглядно, на примерах, продемонстрирует вам те иерархические связи, которые существуют между отдельными симптомами нарушения развития у ребенка, т.е. опишет психологическую структуру дефекта;

Наконец, последний,

5-ый критерий: хороший специалист обязательно! включит в психологическое заключение описание сильных сторон ребенка, уделит особое внимание определению потенциала ребенка – зоны его ближайшего развития;

«Не существует такого патологического или препатологического состояния, при котором ребенку не был бы отпущен природой определенный потенциал для развития. Он очень отличается у разных детей, но использовать его необходимо полностью…» А.В. Семенович «Эти невероятные левши».

Последний критерий я считаю архиважным. Перспективы развития ребенка – это то, каким мы видим ребенка в будущем. От того, насколько  наши ожидания его развития адекватны возможностям ребенка, будет зависеть успешность психокоррекционной работы. Как бы то ни было, но имеющийся у нас, родителей, образ ребенка в будущем бессознательно предопределяет наше поведение и отношение к ребенку. Задача профессионального психолога – помочь родителям построить адекватно-позитивный образ ребенка в будущем, определить конкретные возможности, пути и условия развития ребенка.

семейный-психолог

В совокупности все описанные выше критерии составляют суть (содержание)  психологического диагноза: «оценка соответствия уровня и характера психического развития возрастной норме, характеристика полноценного функционирования компонентов психики и психологической структуры дефекта, обоснование прогноза развития в соотнесении с определенными социальными условиями» (Е.С. Слепович, А.М. Поляков «Понятие „психологический диагноз“ и его применение в диагностике отклонений в развитии ребенка»). 

Важно! Чем более психологический диагноз вашего ребенка (описанный специалистом) отвечает указанным критериям, тем вероятнее, что предлагаемая вам психокоррекционная или реабилитационная работа будет успешной и эффективной.

Более подробно о каждом критерии читайте здесь:
Как определить профессиональный уровень психолога? Часть 1.
Как определить профессиональный уровень психолога? Часть 2.

 00212Виктория М. Навицкая-Гаврилко
Канд-т психол. наук, детск. нейропсихолог.

Мы на Facebook и ВКонтакте. Присоединяйтесь!

 

2012-2-roditeli-i-uchitelya

Продолжим обсуждение критериев оценки родителями адекватности предлагаемого им психологического (профилактического, коррекционного) сопровождения ребенка. Я знакомлю Вас с идеями ведущих специалистов в области психологической диагностики и коррекции ребенка с особенностями развития.

В предыдущей статье мы обсудили три критерия

1)  хороший специалист стремится получить уникальную информацию о проблемах ребенка;

2)  родители начинают видеть ситуацию как более целостную, информационно насыщенную и понимать логику своих дальнейших совместных действий со специалистами;

3)  профессионал высокого класса всегда объяснит свое заключение простыми словами, иллюстрируя его конкретными, наглядными примерами, почерпнутыми как из рассказа родителей, так и из собственных данных, полученных в ходе обследования ребенка (читать полностью).

Сегодня я хотела бы остановиться ещё на одном критерии, который станет для Вас индикатором профессионализма психолога и адекватности предлагаемой им программы коррекции. Он подробно описан в статье двух ведущих специалистов в области специальной психологии Е.С.Слепович и А.М.Полякова «Понятие „психологический диагноз“ и его применение в диагностике отклонений в психическом развитии» (читать). 

Профессиональный психолог (нейропсихолог) всегда наглядно, на примерах, продемонстрирует вам те иерархические связи, которые существуют между отдельными симптомами нарушения развития у ребенка. Результатом психологической диагностики станет описание специалистом психологической структуры нарушения развития у ребенка (психологической структуры дефекта). В своем заключении психолог обязательно укажет, что составляет ядро нарушения и что является следствием первичного дефекта (вторичные, третичные и т.д. нарушения), а не ограничиться простым перечислением симптомов.

К примеру, недостаточность подкорковых образований головного мозга ребенка (ядерное, первичное нарушение) ведет к целому ряду вторичных нарушений: снижению эмоционального тонуса ребенка (выраженная эмоциональная лабильность, быстрая пресыщаемость, наличие неадекватных реакций на происходящее) и снижению физического тонуса ребенка (гипотонус, недостаточность восприятия собственного тела, трудности пространственной организации движений). Особенности познавательной деятельности и речи (неустойчивость, флуктуация внимания, высокая истощаемость, снижение работоспособности, специфика пространственного восприятия окружающего мира, понимания логико-грамматических конструкций, построения связного речевого высказывания) относятся уже к нарушениям более высокого 3-го порядка и т.д. 

В заключении профессиональный психолог представит психику вашего ребенка как целостную и организованную систему, элементы которой взаимосвязаны друг с другом. Только в этом случае можно быть уверенным в том, что предлагаемая им психологическая помощь будет эффективной! Специалист, который разобрался в механизме возникновения отклонения в психическом развитии ребенка, хорошо понимает конкретные «мишени» воздействия, его коррекционная работа приобретает «точечность» и точность. 

Не стесняйся задавать специалисту следующие вопросы:

•Какое нарушение было первичным?
•Как оно отразилось на развитии других психических процессов ребенка?
•Как базовое нарушение проявляется в поведении, эмоциональном реагировании, познавательной деятельности ребенка?
•Каковы основные «мишени» предлагаемой коррекционной работы с ребенком?

 00212Виктория М. Навицкая-Гаврилко
Канд-т психол. наук, детск. нейропсихолог

Мы на Facebook и ВКонтакте. Присоединяйтесь!

 

IMG_1234

 

 

 

 

 

 

 

 

Авторы: доктор психологических наук, профессор Е.С. Слепович, кандидат психологических наук, доцент кафедры психологии БГУ А.М. Поляков.

Понятие психологического диагноза и задачи психологической диагностики

Рассматривая вопросы диагностики психического развития ребенка, необходимо помнить о ее конечной цели и смысле. Они состоят в том, чтобы помочь ему решить проблемы, с которыми он сталкивается на пути социализации. Следовательно, психологическую диагностику отклонений в развитии ребенка нужно понимать не как самодостаточную задачу, а как первый этап оказания ему помощи (психокоррекционной, реабилитационной, психотерапевтической и др.). Именно разработка системы помощи данному конкретному ребенку, учитывающей его индивидуальные психологические особенности, и отражает основной смысл психологической диагностики. Из этого следует важный вывод: психологический диагноз, являющийся результатом диагностики, должен не только представлять индивидуальные психологические особенности ребенка, но и возможности, пути и условия его развития. В таком виде психологический диагноз сможет служить основанием для исправления отклонений в психическом развитии, с одной стороны, и создания внешних условий, наиболее благоприятных для нормального развития – с другой. Психологический диагноз становится в этом случае практически целесообразным и применимым.

Читать запись полностью »

Знакомьтесь — Клуб родительской инициативы «Содея».

37529_600

Это дружная компания родителей особых детей и обычных деток, которые собрались, чтобы вместе отдыхать, общаться, придумывать и организовывать интересные занятия для своих детей. (Более подробно читайте здесь). 

На сегодняшний день вся организация и ее финансирование лежит на плечах родителей. Для реализации своих идей им нужна финансовая поддержка. Совсем недавно члены клуба создали проект "Содея-ланч". Цель проекта - повышение позитивной осведомленности граждан об идее инклюзивного общества путем участия в публичных мероприятиях группы семей, имеющих детей-инвалидов колясочников при сопровождении группы поддержки. Подробнее http://startidea.by/sodeya-lanch

Набрав достаточное количество голосов этот замечательный проект может выйти в полуфинал и участвовать в борьбе за грант. Для победы им нужна Ваша поддержка!

Для участия в голосовании нужно пройти по ссылке http://startidea.by/sodeya-lanch и нажать кнопку «Проголосовать».

Спасибо всем, кто откликнулся и поддержал этот проект! 

В.М. Навицкая-Гаврилко. Канд-т психол. наук, нейропсихолог

Недавно в редакцию нашего сайта пришло письмо: «Мой ребенок очень плохо разговаривает. Ему 4,5 года, а он все еще не умеет строить предложения. Мы были у нейропсихолога. Она поставила диагноз «задержка речевого развития» и выписала лекарства. Давать ли их ребенку?»

Надо признаться, что в моей практике это не первый случай, когда мне приходиться убеждать родителей не спешить давать своему ребенку ноотропные препараты. В первую очередь я апеллирую к тому, что психолог (нейропсихолог) не только не имеет права выписывать лекарства, но и ставить диагноз!

 55267535Думаю, пришло время разобраться, чем же руководствоваться родителям, выбирая для своего «проблемного» ребенка психолога (или нейропсихолога)? Каковы критерии оценки адекватности предлагаемого им психологического (или профилактического, коррекционного или абилитационного) сопровождения?

Остановимся на трёх критериях, чётко и подробно описанных в работах известного российского учёного, нейропсихолога, профессора кафедры клинической психологии МГППУ А.В.Семенович («Эти невероятные левши», «Нейропсихологическая коррекция в детском возрасте. Метод замещающего онтогенеза»). Итак:

Во-первых, хороший специалист стремится получить уникальную информацию о проблемах ребенка. С этой целью проблемы ребенка рассматриваются им в объеме: и с точки зрения других специалистов, и с точки зрения мамы (воспитателя, педагога и т.д.).

В данном случае психолог следует одной из важнейших заповедей коррекционной работы: специальная коррекция недостаточности психического развития по определению немыслима вне ее включенности в сложную систему семейных и социальных отношений.

Во-вторых, хороший профессионал всегда на основании своих исследований изменит  точку зрения родителей на то, что происходит с ребенком.

Это не значит, что она будет им приятна. Наоборот, возможны и даже более вероятны варианты, когда перед родителями в полной мере предстанет вся сложность положения, которая, мягко говоря, не окрыляет. Но преимущество этой новой точки зрения неоспоримо — родители, психологи и педагоги начинают видеть ситуацию как более целостную, информационно насыщенную и понимать логику своих дальнейших совместных действий в направлении гармонизации развития ребенка.

В-третьих, профессионал высокого класса всегда объяснит свое заключение простыми словами, иллюстрируя его конкретными, наглядными примерами, почерпнутыми как из рассказа родителей, так и из собственных данных, полученных в ходе обследования ребенка. Доказательно продемонстрирует, что его проблемы в обыденной жизни и в школе (детском саду, яслях и т.п.) — две стороны одной и той же медали, которая и является базовой причиной, в которой коренятся основные препятствия к его нормальной адаптации.

Окажется, что эти препятствия появились не вчера и не год назад; они постепенно вырастали вместе с ребенком, начиная с периода его внутриутробного развития. И в их формировании принимали участие как разного рода генетические предпосылки, так и изъяны воспитания.

Почему ребенок не может освоить ту или иную учебную программу, конфликтует с окружением, гиперактивен, истощаем, агрессивен и т.д.? В чем сущностные, ядерные характеристики и механизмы его слабых (и непременно — сильных) сторон? Почему и зачем ему следует провести дополнительные обследования у других специалистов? Наконец, почему и зачем необходимо ребенку (с непременным участием и помощью взрослого окружения) заниматься по предложенной коррекционной (профилактической или абилитационной) программе? Если на приеме у специалиста получены убедительные ответы на эти вопросы и возник новый образ проблемной ситуации, иной ее ракурс (ретроспективный и перспективный) значит, найдено то, что сегодня необходимо ребенку.

Продолжение (читать).

 00212Виктория М. Навицкая-Гаврилко
Канд-т психол. наук, детск. нейропсихолог.

Мы на Facebook и ВКонтакте. Присоединяйтесь!

IMG_8304

Сегодня сайту «Специальный психолог» исполняется ровно 1 год. Наш сайт — это маленький островок, где каждый может отдохнуть от бесконечных проблем, от чувства безысходности, восстановить свои душевные силы и получить заряд счастья. Это то, что помогает нам, несмотря ни на что, относиться к ребенку с безусловной любовью и теплотой. А значит, воспитывать счастливого человека. 

По счастливому стечению обстоятельств сайт «появился на свет» в один день с моим сыном (с разницей в 3 года). И вот уже год он уверенно шагает по просторам интернета. Я хочу поблагодарить всех, кто участвовал в его создании и жизни. Спасибо и вам, дорогие читатели, за вашу поддержку. Сегодня я хочу порадовать вас короткими цитатами из наиболее значимых статей, заметок, опубликованных на сайте в течение года, которые помогают нам понять Глубинный Радостный Смысл Специальной психологии.

 «Человек, обладающий разумом, но лишённый способности любить и быть любимым, обречён на интеллектуальную и моральную катастрофу, а может быть, и на тяжёлое психическое заболевание».   (Чарли Гордон, главный герой книги Дэниэла Киза «Цветы для Элджернона»).

«Люби своего ребенка любым — неталантливым, неудачливым, взрослым. Общаясь с ним — радуйся, потому что ребенок — это праздник, который пока с тобой». (Десятая заповедь Януша Корчака для родителей).

«Один из секретов успешных родителей – желание ради любви к собственным детям изменить самих себя. Пример тому – история Эллен Нотбом, мамы ребенка с аутизмом, писателя и журналиста, автора популярных книг и статей о воспитании детей с аутизмом. Эллен говорит о том, что в какой-то момент она поняла: рождение именно у нее ребенка с аутизмом не случайно: «Брайс выбрал именно меня в качестве мамы! Это означало, что он смог доверить эту работу только мне. Он верил в меня!». Эллен увидела в Брайсе своего духовного наставника, и это навсегда изменило их жизнь». (В.М. Навицкая-Гаврилко «Чему нас учит наш ребенок»).

«Путь нормализации  развития детей с нарушениями лежит через общение и сотрудничество, через другого человека. Только таким путем можно преодолеть одиночество аномального ребенка, а также максимально развить его душевный потенциал». (Т.И. Синица «Чудо совместного общения»).

«Как-то Анина мама спросила, будет ли Аня когда-нибудь разговаривать. Я ответил, что это скорее всего маловероятно. Тогда она рассказала, что очень часто видит во сне, как Аня с ней разговаривает. Эти слова как-то по-особому тронули меня: раньше я не думал о том, насколько глубоко родители могут переживать несостоятельность своего ребенка. Мне хотелось спросить, что же, собственно, говорит Аня в сновидениях, но я не решился. (Интересно, что мог бы рассказать Андрей в будущем о своем опыте молчания?) Может быть, Аня рассказывает маме о своих впечатлениях, а мама спрашивает у нее, как прошел день, может быть, она рассказывает о том, что успела узнать, чему научиться, пока молчала, или Аня рассказывает, прижавшись к маме, о том, как ей было одиноко в этом мире». (Павел Бохан «Одинокое молчание»).

«Одна моя знакомая девушка-инвалид, когда ее спросили, зачем она живет, ответила: «Жизнь дана, чтоб с тобой побыть». Кто-то пишет книги, кто-то делает ракеты, а кто-то просто побудет немного в этом мире, подарив тем, кто рядом, важные мысли, сильные чувства, глубокие переживания… И это только то, что мы видим. Но кто знает, может быть, есть еще и невидимый нам мир, в котором решаются наши судьбы и будущее и в котором те, кто кажутся нам особенно тяжелыми инвалидами, ведут свою борьбу за Свет против Тьмы. Безмолвные и недвижимые здесь, они скачут там на белых конях, одетые в серебряные доспехи и, зная тьму лучше нас, вызывают ее на бой в самых страшных и глубоких ущельях запредельного мира. Рыцари особого назначения, спецназ человечества, дающие каждому, кто приближается к ним особые возможности делать добро и становиться лучше». (Елена Вяхякуопус «Искры, летящие вверх: Размышления о людях с особыми умственными способностями и их родителях»).

«Инвалидность, конечно, изменяет отношения человека с миром, обрезает их. Она создает особые условия жизни, когда, прежде чем жить, приходиться выживать. Вместе с тем, инвалидность не только минус, но и громадный плюс. Инвалидам не только нужно бороться за нормальную жизнь больше, чем здоровым людям. Инвалидность полностью меняет мировосприятие человека, заставляет смотреть на мир другими глазами, ценить то, что не ценят другие. Каждый день бросать вызов себе и судьбе. Это не кара БОЖЬЯ, а БОЖИЙ ДАР». (Толковый словарь Е.С. Слепович).

 Будьте нам счастливые!

 00212Виктория М. Навицкая-Гаврилко
Канд-т психол. наук, детск. нейропсихолог.

Мы на Facebook и ВКонтакте. Присоединяйтесь!

 

sorokin

Виктор Михайлович Сорокин

кандидат психологических наук,
зав. кафедрой психологии развития личности,
доцент кафедры специальной психологии Санкт-Петербургского Государственного Университета.

Автор более 100 научных публикаций. Основные публикации: «Специальная психология», «Практикум по специальной психологии», «Теоретические основы психологии дизонтогенеза».

«Долгое время в нашем обществе доминировала идея, согласно которой уменьшение функциональных возможностей человека должно автоматически приводить к сужению круга его потребностей. И главное, в отношении инвалидов речь, как правило, велась об элементарных потребностях, а не о ценностях, определяющих сущность жизни. Такие понятия, как инвалид и инвалидность, как правило, содержат перечисление частных неспособностей, без всякой ссылки на человеческую личность. Безличного индивида проще отождествлять с элементарными потребностями, чем с ценностями, различие между которыми состоит в том, что первые толкают человека сзади помимо его воли, а вторые притягивают к себе спереди. Именно наличие ценностей определяет подлинное бытие человека. Помощь в удовлетворении элементарных потребностей можно назвать простым обслуживанием, но не реабилитацией в истинном смысле этого слова. Реабилитация предполагает создание таких условий, при которых человек с ограниченными возможностями имел бы минимальные препятствия в реализации своих личностных ценностей. Кроме того, реабилитация так или иначе должна опираться на активность инвалида, поддерживая и укрепляя ее. Собственное бытие переживается человеком как нечто полноценное только тогда, когда он осознает, что не должен что-то ждать от жизни, а это сама жизнь ждет чего-то от него (Виктор Франкл). И ценности, и активность личности так или иначе направлены на другого индивида»

Виктор Михайлович Сорокин «Специальная психология»

Мы на Facebook и ВКонтакте. Присоединяйтесь!

«Статьи Павла стали для меня своего рода открытием. Павел мне всегда представлялся человеком довольно упрямым и замкнутым, поэтому такое живое и яркое описание ребенка, мира его переживаний, трудностей, с которыми он сталкивается на пути свое развития, на пути встречи с другими людьми, в свое время поразило меня. Я с увлечением прочитал не только «Гражданку лошадку», но и спустя несколько лет «Одинокое молчание». Эти работы не только погружают в переживания ребенка, но и пробуждают надежду. Автор художественно передает, как медленно и постепенно рождается и вызревает хрупкий душевный мир ребенка и главное – какое участие в этом может принять взрослый. Поражает также и то, что за описанными в небольшой статье изменениями ребенка стоят годы работы и терпеливого ожидания этих изменений. Хочется также обратить внимание читателя на то, что за ярким художественным описанием скрывается грамотное и точное употребление научных понятий и профессиональное знание психологической реальности». Поляков А.М., кандидат психологических наук, заместитель заведующего кафедрой психологии факультета философии и социальных наук Белорусского государственного университета.

Часто он глубоко погружался в созерцание самого себя, 

сидел, предавшись всем удивительным вещам в собственном теле,

с закрытыми глазами, чувствовал, как во рту и в горле при глотании,

при пениипри вдохе и выдохе возникает что-то необычное,

какие-то ощущения и образы, так что и здесь в нем отзывались чувства тропы и врат,

которыми душа может приникнуть к другой душе.

Герман Гессе. «Ирис» 

Андрей заходит в кабинет, как обычно смущенно улыбается, глядя на меня, потом недовольно хмурится: за моей спиной он увидел незнакомого человека. Он подходит к стеллажу с игрушками, берет несколько машинок, выстраивает их в ряд, связывает шнурком, расставляет фигурки животных по машинам – так Андрей собирает поезд, это его обычный ритуал. Андрей отступает в сторону, некоторое время любуется своим поездом, потом принимается выравнивать машины, поправлять фигурки. Всё это он делает молча, только с опаской бросает косой взгляд на незнакомого человека. Закончив с поездом, Андрей располагается за столом для занятий, повернувшись спиной ко мне и незнакомому взрослому. Деловито подперев голову рукой, Андрей смотрит в окно. Он не намерен общаться и всем своим невозмутимым видом показывает, что чужому присутствию не рад. Однако как только незнакомец покидает кабинет, Андрей тут же спешит к двери, плотно ее закрывает, затем подходит ко мне, бьет меня по руке и, смеясь, убегает. «Бьешься!» — говорит Андрей. На месте ему трудно устоять, и он слегка подпрыгивает весь в радостном ожидании: наверняка думает, что я буду его догонять. Я немного удивлен: Андрей произнес новое слово, к тому же раньше он меня не бил. Когда-то он боялся даже приблизиться, поздороваться за руку, даже посмотреть на меня, казалось, было для него делом немыслимым. Теперь бьет. Однако я рад, так как для Андрея это шаг вперед. Заниматься он не желает, скорее настроен побегать по просторному кабинету. 

  Когда Андрей первый раз пришел на занятие, он так и не посмотрел на меня. Я подошел к нему, чтобы поздороваться, Андрей отвернулся, не издав ни единого звука. Он прижался к маме и не отпускал ее. Андрею было почти шесть лет, он не разговаривал и не понимал, казалось, ничего из обращенной речи.

Читать запись полностью »

content_freedom_handsСтудия развития и социализации «Дитина з майбутнім» ждет детей от 5 до 10 лет. В Студии будут проходить групповые развивающие занятия по направлениям: арт-терапия, сказко-терапия, физическое развитие, игро-терапия, социальные истории и игровые постановки. Все занятия будут направлены на всестороннее развитие ребенка: развитие восприятия и осмысления речи, воображения, мелкой и крупной моторики, социальных и коммуникативных навыков, улучшение пространственной ориентации, координации, ловкости, равновесия, силы, смелости.
Дети научатся общаться со своими сверстниками, решать социальные сложности, приобретут новые навыки и уверенность в себе. Мы научим детей совместно что-либо создавать, вместе играть, сотрудничать, вместе решать проблемы. Все полученные навыки дети смогут применять в своей повседневной жизни, что является одной из главных задач Студии.

В одной группе будут заниматься от 5 до 8 детей. Во время занятий с детьми работают три педагога одновременно.

Студия открывает свои двери при поддержке Национального музея Тараса Шевченко в рамках комплексной программы для людей с инвалидностью «Музей без барьеров: от теории к практике» http://www.museumshevchenko.org.ua/

Более подробную информацию смотрите на сайте http://cwf.com.ua/ru/news/news-feed/1268-priglashaem-na-prezentatsiyu-studii-razvitiya-i-sotsializatsii-ditina-z-majbutnim-28-yanvarya

 

Друзья, как давно вы обнимали своего ребенка?

142986Обнимали не впопыхах, не в суете будничных дел, а отстраняясь от повседневности, погружая ребенка в океан своей нежности, заботы, любви, буквально обволакивая его теплом своего тела.

Вирджиния Сатир — блестящий семейный врач и семейный психотерапевт, — рекомендуя родителям чаще обнимать своего ребенка, — подчёркивает, что это необходимо не только ребенку, но и взрослому.
«Четыре объятия в день нужны каждому человеку просто для выживания», — говорит она. — «Для хорошего же самочувствия нужно не менее восьми объятий в день».

Новейшие исследования в области нейропсихологии (Б.А.Архипов, Е.В.Максимова, Н.Е.Семенова) смогли дать научное объяснение этому психологическому закону. На сегодняшний день доказано, что объятия, тоническое объединение двух тел (соподстраивание, обхватывание, обволакивание) способствует активизации глубокой мышечной чувствительности ребенка. Это, в свою очередь, ведет к усилению работы подкорковых структур его головного мозга, энергетически питающих все познавательные процессы ребенка, обеспечивающие его физическую и эмоциональную устойчивость.

Читайте по теме СПАСИТЕЛЬНОЕ ОБЪЯТИЕ

Объятия мамы и ребенка (или ребенка и близкого взрослого) является одним из важнейших методов нейропсихологической коррекции детей с различными мозговыми нарушениями. Особую значимость данный метод приобретает при работе с детьми с ранним детским аутизмом.

Читать запись полностью »

IMG_1355a[1]Знакомьтесь, Павел Александрович Бохан. В 2007г. окончил Белорусский государственный университет, факультет философии и социальных наук, отделение психологии. Стажировался на рабочем месте в РОБО «Общество помощи аутичным детям «Добро» под руководством С.А.Морозова. Прошел курсы повышения квалификации «Современные подходы к диагностике и коррекции расстройств аутистического спектра» (Москва, 2014г). С 2007г. основным направлением в работе является помощь детям с особенностями психофизического развития, в том числе нарушениями общения: детский аутизм и схожие с ним нарушения. Работал в ГУО «Центр коррекционно-развивающего обучения и реабилитации» Фрунзенского района г.Минска, в БОО «Центр помощи аутичным детям». На данный момент является сотрудником единственного в Минске специализированного детского сада для аутичных детей.

  Е.С.Слепович, доктор психологических наук, профессор, член-корреспондент Академии образования Республики Беларусь: «Под моим научным руководством Павел писал дипломную работу. Более пяти лет он работает с детьми с ранним детским аутизмом, и на мой взгляд, очень продуктивно. В работе Павла мне очень нравится его тёплый рефлексивный подход. Павел очень последователен в своей работе, вдумчив, душой привязан к детям, с которыми работает».                                                           В.М.Навицкая-Гаврилко, кандидат психологических наук, доцент кафедры олигофренопсихологии БГПУ: «Часто ли Вы встречали психолога, который, начиная работу с ребенком, ставит перед собой цель „научиться слышать, видеть, чувствовать мир таким, каким его видит ребенок?“ Лично я — нечасто. Статья Павла — редкий для наших широт пример психологической практики работы с детьми с особенностями в развитии в её истинном понимании. Неспешное повествование мягко погружает Вас в мир двух людей. История их отношений — это история непростого пути двух человек навстречу друг другу. Чем ближе они становятся, тем  глубже их понимание себя и другого, тем больше каждый из них открывается миру». 

Я хорошо помню тот момент, когда я впервые увидел Сашу. Он сидел за столом и называл цифры, которые ему показывал педагог. Называя цифру, он проводил рукой в воздухе, показывая взрослым, как пишется эта цифра. Тогда, кажется, он совсем не улыбался. Он и сейчас редко улыбается или смеется. Его лицо словно маска, на нем практически нет никаких эмоций: ни радости, ни удивления, ни волнения. У него большие серо-голубые глаза, светлые всегда взъерошенные волосы и совершенно растерянный вид. Он смотрит куда-то вдаль, однако невозможно понять, что он рассматривает. Кажется, он смотрит сразу на все. Он очень много говорит, точнее, он говорит постоянно.

Он абсолютно неловок, и может упасть на ровном месте. Он плохо ориентируется в незнакомой обстановке. Помню, он так и не смог найти свою куртку, которая висела на спинке стула. За курткой он направился к моему шкафу. Ему очень сложно ответить на простой вопрос «Как дела». Кажется, он просто не знает, что сказать.

 - Саша, подойди поздоровайся, — говорит папа Саши.

 Саша бежит ко мне, я приседаю и протягиваю ему руку.

 - Здравствуйте, — Саша тщательно выговаривает это слово. При этом он как всегда смотрит куда-то в сторону. Очевидно, снова изучает надпись на двери кабинета.

— Саша, куда ты смотришь? – возмущается папа. – Когда здороваешься, нужно смотреть в лицо.

   Он злится, топает ногой и еще раз, глядя мне в глаза, выговаривает:

 - Здрав-ствуй-те!

 - Ну, здравствуй Саша, — отвечаю я, пожимая его маленькую ручку.

   Так Саша стал приходить ко мне на занятия. У Саши синдром Аспергера – расстройство аутистического спектра. До знакомства с Сашей я имел весьма посредственные представления о данном синдроме. В любом случае теоретические представления – это одно, однако общение или любое другое взаимодействие с ребенком – это уже совсем другое.   

Читать запись полностью »

IMG_0163Важнейшая задача развития любого человека – это переход к внутреннему осмыслению своей жизни. Здесь необходимо «пробиться» к смыслам и, таким образом, перейти от адаптивного, свойственного животным, естественного функционирования к сознательной, внутренне свободной, произвольной жизни.

...Качественное своеобразие становления внутреннего мира личности ребенка с дефицитарным развитием связано со следующими моментами: во-первых, с применением средств компенсации недостатка информации, во-вторых, с качеством социальных отношений, взаимодействия и общения и, в-третьих, с качеством смысловых ориентиров, заданных ребенку в процессе воспитания и обучения.

...Решающее значение здесь имеют качество и полнота общения (ребенка) с окружающими людьми. И именно при депривации смысловых потребностей (ребенка) возникают искажения формирования личности, что напрямую не связано с фактом нарушения той или иной (его) психической функции.

Из книги «Специальная психология»

«Когда творческие импульсы глушатся равнодушными взрослыми, ребенок замыкается в себе, теряет ощущение полета. Отсюда аутизм, страхи, агрессия и другие наболевшие особенности детского развития. Если удается вовлечь человека в творческий процесс, многие психологические барьеры исчезают — и у детей, и у родителей. Оказывается, творчество и свобода — незаменимые компоненты здоровой личности». 

iЕлена Григорьевна Макарова (18 октября 1951, Баку)  — известный российский/израильский педагог и искусствотерапевт, куратор международных выставок. С 1990 года живёт в Израиле. Проводит мастер-классы по искусствотерапии в Италии, России, Швеции, Израиле и Чехии. С 2007 ведет он-лайн-семинары по искусствотерапии для родителей и детей.

Елена Макарова — автор свыше 40 книг на 11 языках. 

В книге «Как вылепить отфыркивание» собрано все самое лучшее, 3178_originalчто написано Еленой Макаровой о детском творчестве и воспитании. 

"Если бы я была какой-нибудь важной тетенькой и могла влиять на умы людей, то  книгу Елены Макаровой «Как вылепить отфыркивание» включила бы в список обязательного прочтения для всех, кто  причастен к миру  детства и детям. Она и правда, очень и очень нужна". Благодарный читатель.

За дополнительной информацией обращайтесь на сайт http://www.mydetstvo.com/

Книги Елены Григорьевны Макаровой можно посмотреть здесь.

 Мы на Facebook и ВКонтакте.

 

2.2

 00212Виктория М. Навицкая-Гаврилко
Канд-т психол. наук, детск. нейропсихолог.

Мы на Facebook и ВКонтакте. Присоединяйтесь!

 

IMG_4972h«В психокоррекционной работе мы используем понятие «зоны ближайшего развития». Это генеративное понятие, оно порождает особый взгляд на диагностические и коррекционные процедуры, само являясь результатом работы воображения. Сделаем необходимые акценты. Психологическая диагностика зоны ближайшего развития ребенка создает общую картину его развития, включающую специфичность, а не симптомокомплекс определенной патологии. Данной задаче соответствует стратегия дивергентного мышления. Основной задачей психологической диагностики такого рода является простраивание психологического механизма развития конкретного ребенка, а не измерение и описание набора патологических симптомов. Последнее часто имеет место в актах «чистой» психодиагностики. Мышление психолога в этом случае подчинено тестам интеллекта, центрированном на измеряемом предмете. В связи с этим становится понятной абсолютизация психометрических методов в диагностике, наблюдающаяся в настоящее время, в рамках которой «на научном языке» пересказывается проблема, с которой обратились к психологу. При этом состояние ребенка описывается, а не понимается.
Нам бы не хотелось, чтобы у читателя создалось впечатление, будто мы призываем игнорировать или игнорируем сами в своей работе процедуры, связанные с задействованием конвергентного мышления, в частности, тестовые обработки. Однако, на наш взгляд, все, что связано с оценкой развития ребенка представляет собой ситуацию, степень неопределенности которой так велика, что ее промысливанию может соответствовать только класс задач открытого типа. Решение такого типа задач заставляет работать механизмы воображения...»

Слепович Е.С. Размышления о воображении в контексте психологической помощи ребенку с интеллектуальной недостаточностью

 

• МОИ ДЕТИ

 

IMG_6312

Елена Самойловна с внуками

…Как любая мама может бесконечно говорить про своих детей, так и я могу бесконечно говорить про своих учеников. Подготовка тех, кто продолжит тебя в науке, происходила с ними в общем духовном и интеллектуальном поле, при полном доверии. Для меня ученик – это тот, кого ты пустил не только в сферу своих профессиональных интересов, но кого ты пустил и в свой дом, свою обыденную жизнь, тот, кто знает и спокойно относится к твоим недостаткам и привычкам. Первые два моих кандидата наук – доцент кафедры возрастной и педагогической психологии БГПУ им. М.Танка Анастасия Игнатьевна Гаурилиус и заведующий кафедры олигофренопедагогики в педагогическом университете Елена Анатольевна Винникова. В своих исследованиях они продолжили мою линию олигофренопсихологии. После их защиты в моей жизни начался новый этап. Впервые я привела в специальную психологию базовых психологов с отделения психологии Белгосуниверситета. Учеников с общепсихологическими знаниями, которые видят все проблемное поле, а не только одну его точку – специальную психологию. Я ждала этого всю жизнь.

Так ко мне пришел Алексей Михайлович Поляков, который сегодня работает заместителем заведующего кафедры психологии БГУ, автор многих учебников, в том числе написанных совместно со мной. Рядом со мной и заведующий кафедры клинической психологии и консультирования Татьяна Ивановна Гаврилко. Она стала первым кандидатом психологических наук в области психологии детей с нарушениями зрения, защитившимся на территории Республики Беларусь. На кафедрах у Леши и Тани сегодня работаю и я, формально они моё начальство.)

Выбор научных тем моими учениками – неслучайный вопрос. Как педагог я не имею права навязывать им тему. Суть в том, чтобы то, к чему ты ведешь ученика, приходило к нему как его собственное решение. Диссертация для каждого из моих аспирантов – это не только возможность сделать определенный вклад в науку, но и шанс выстроить себя. Вырастила я и единственного в республике кандидата наук в области детской нейропсихологии Анну Александровну Давидович, которая сегодня работает в педагогическом университете.

Последняя защита была у Виктории Навицкой. Жизнь связала меня с замечательным психологом Еленой Юрьевной Артемьевой, основательницей психологии субъективной семантики. Мне все время хотелось, чтобы понятийный аппарат и взгляд на человека этой женщины кто-нибудь приложил к специальной психологии, для понимания детей с ограниченными возможностями. Этот замысел я передала Вике.

Успехам учеников я радуюсь больше, чем когда-то своим. У меня слезы лились из глаз, когда Лёша принёс свой первый учебник (он тогда сказал, что написать книгу может любой, а научить написать книгу дано не каждому), когда Таня стала лауреатом престижного международного конкурса. Кажется, всё, что я делала в жизни, было для того, чтобы ко мне пришли такие дети и стали теми, кем они стали. Мне хочется, чтобы они в будущем защитили докторские диссертации, чтобы дальше развивали научную школу специальной психологии, чтобы не прерывали профессиональные и личные контакты. Думаю, что у них еще все впереди. На сегодняшний день мы осуществили один важный проект – создали первый в республике учебник по специальной психологии.

• ДИНАМИКА НАРУШЕНИЙ У ДЕТЕЙ

povsednevnaja-zhyzn-21-24…Сегодня редко можно встретить патологию саму по себе без сочетания с другой, то есть, отмечается увеличение количества детей, которые имеют комбинированные нарушения. Раньше такие случаи были единичными. Быстрыми темпами увеличивается количество детей с легкой патологией (с точки зрения медицины), которая является очень тяжелой с точки зрения психологии и педагогики. Причины этого неоднозначные: с одной стороны медицина идет вперед, и сегодня спасают таких детей, которые раньше бы не выжили. В то же время в последние годы в нашей республике многие отклонения начали выявлять в раннем дошкольном возрасте или еще раньше (это, кстати, создает неплохие перспективы их коррекции). Известный российский детский невролог академик Левон Аганесович Бодалян приводит такие числа: около 85% новорождённых имеют органические знаки (особенности) центральной нервной системы, но это еще совсем не значит, что они проявятся в будущем, потому что головной мозг человека обладает необычайно большими компенсаторными возможностями. Узнать о наличии таких знаков можно при проведении сложной нейропсихологической диагностики, компьютерной и магнитно-резонансовой томографии. 

Сегодня наука неплохо знает, какие действия могут привести к некоторым нарушениям здоровья, психики. Многие из них можно было бы предупредить, если бы будущие папы и мамы точно знали, какие действия ведут к тем или иным последствиям. Надо задуматься над тем, чтобы необходимую информацию в доступной форме включить в некоторые учебные дисциплины школ, высших учебных заведений. В любом случае, активную профилактику можно будет наладить только при условии только при условии серьёзного взаимодействия медиков, психологов и педагогов.

 

• ИНВАЛИДНОСТЬ

fotokonkurs-smithsonian-3-4-990x970...Инвалидность, конечно, изменяет отношения человека с миром, обрезает их. Она создает особые условия жизни, когда, прежде чем жить, приходиться выживать. Вместе с тем, инвалидность не только минус, но и громадный плюс. Инвалидамне только нужно бороться за нормальную жизнь больше, чем здоровым людям. Инвалидность полностью меняет мировосприятие человека, заставляет глядеть на мир другими глазами, ценить то, что не ценят другие. Каждый день бросать вызов себе и судьбе. Это не кара БОЖЬЯ, а БОЖИЙ ДАР.

• ИСТОКИ СПЕЦИАЛЬНОЙ ПСИХОЛОГИИ

 

Л.С. Выготский

Л.С. Выготский

…Мировым лидером, гением психологии и педагогики у нас и заграницей признан Лев Семёнович Выготский – создатель культурно-исторической психологии. Его считают основателем специальной психологии, единственный в мире Институт дефектологии в Москве тоже создал этот великий человек (а прожил он всего 37 лет). Идеями Выготского «болеют» в разных странах. В Японии книги Выготского давно переведены и используются при работе с дошкольниками. Американцы считают, что на его языке лучше всего можно понять аномального ребенка. В Америке существуют научно-исследовательские институты имени Л.С. Выготского, которые разрабатывают идеи ученого. Меня со студенчества воспитывали согласно с культурно-исторической психологией, основная идея которой заключается в том, что человека создает или губит социальное окружение, в котором он живет. Сегодня мои ученики «продумывают» мир в ее понятиях и категориях. В своей профессиональной деятельности я учитывала и некоторые другие теории. Мне были близки гуманистическая и экзистенциальная психология. Многое кажется важным в когнитивной психологии, гештальтпсихологии Курта Левина. Однако, в мою картину миру не входит, например, бихевиоральная психология, я не воспринимаю человека таким, каким его видят представители фрейдистского психоанализа. Кстати, по принципу психоанализа «построены» американцы. Сами того не подозревая, они думают психоаналитическими категориями. Для психолога очень важно познакомиться с разными психологическими картинами мира, однако при этом придерживаться одной, которая соответствует его личности и признана в его социуме. luchshie-foto-24Эта теория дает ему возможность комфортно существовать среди людей и является своеобразным исходным пунктом, например, в определении границы между нормой и патологией, позволяет рассуждать об этом профессионально, а не на обывательском уровне, когда нормой считается такое поведение, которое соответствует представлению того или иного человека о себе в детстве или о собственных детях.

ПРАКТИКА

fotokonkurs-National-Geographic-18-9-990x680....Во-первых, все теории, которые я разрабатывала, создаются только для практики. Цель не выстроить научный конструкт, а создать средство для оказания помощи.

Когда я еще была кандидатом наук, активно принимала участие в открытии школ для детей с задержкой развития. Честно говоря, в те года я меньше ночевала дома, чем в разных деревнях и городах республики. Мне звонили даже насчет разных ковровых дорожек и стульев. Во-вторых, у меня, как у психолога, практика носит «штучный» характер. Оказывала конкретную помощь, готовила тех, кто сможет мое дело продолжить. Например, первых для нашей страны кандидатов наук в области тифлопсихологии (психологии слепых и слабовидящих) и детской нейропсихологии.

Сейчас вместе с учениками мы написали первый в Беларуси учебник по специальной психологии, толстенный такой, почти тысяча страниц. Кроме того, я единственный профессор нашей кафедры, который периодически со своими студентами посещает детские сады, школы, и не просто в экскурсионном плане (посмотрите направо-налево). Там я на конкретных примерах обучаю студентов психологической диагностике и объясняю логику своих выводов. Иногда (очень редко) консультирую по конкретным просьбам.

• ПРЕОДОЛЕНИЕ

povsednevnaya-zhyzn-5-62…Я очень люблю читать книги английского невролога Оливера Сакса. С какой теплотой он пишет про умственно отсталых детей. Если бы каждый педагог так относился к ним, то результаты коррекции были бы намного лучшими. Только я говорю про настоящее сочувствие, а не про отсутствие системы требований к ребенку, которое приводит ко вторичной инвалидизации. В самом начале моей жизни никто не сделал для меня столько, сколько мама. В нашем доме было запрещено слово «инвалид», не существовало слова «не могу». В слезах я видела свою маму только одни раз в жизни – когда я пошла своими ногами. Она настраивала меня на то, что я буду жить жизнью обычного здорового человека. И сегодня кажется, что я не подвела маму. Кстати, мой дефект в некоторой степени помогал мне как психологу проводить коррекционную работу с другими людьми, потому что они видели перед собой пример преодоления.

У Ежи Станислава Леца есть такое выражение: «Человек может пережить все, но не дай бог ему дожить до того, что он может пережить». Люди с физическими ограничениями постоянно живут в ситуации бесконечного преодоления. Вы не представляете, что такое для человека с ограничениями опорно-двигательного аппарата просто ходить, подыматься по лестнице… Переступить через бордюр на улице (а они почему-то становятся все выше) – вообще настоящий подвиг. Не надо испытывать человека там, где можно этого не делать, гдеpovsednevnaya-zhyzn-19-30 можно упростить ему путь домой, в магазин. Чтобы у него еще остались силы на что-то еще, значительно более интересное, чем преодоление своего недуга. Всю жизнь рядом со мной находятся люди, которые вкладывали в меня сои силы и душу. Сегодня – это мои «дети» — ученики, среди которых семь выращенных кандидатов психологических наук. Сколько сил, средств и времени вкладывают они в моё каждодневное жизнеобеспечение! Без них моя жизнь была бы чудовищной. В каком-то смысле сегодня я – их ребенок.

• СПЕЦИАЛЬНЫЙ ПСИХОЛОГ — РЕБЕНОК

povsednevnaya-zhyzn-9-33Ни один всемирно известный психолог не проходил мимо людей с аномальным развитием, потому что через познание больного человека мы познаем и самих себя. Более того, у меня были примеры, когда методы, разработанные для работы с одаренными детьми, срабатывали на особенных детях и наоборот. Я всегда говорю студентам: если вы хотите быть хорошими психологами, которые работают со взрослыми, то вы должны хорошо знать детей, потому что к психологу всегда приходит ребенок, сколько бы лет ему не было… Никогда к психологу не приходит и психологически здоровый человек, не важно, какой у него вопрос или проблема.

Специальную психологию я трактую в первую очередь как психологическую практическую помощь детям, которые имеют нарушения. Результаты своих многолетних экспериментальных исследований в садиках я озвучила в ряде научных работ, статей, в том числе в монографии «Игровая деятельность дошкольников с задержкой психического развития». В ней описаны методы и приемы работы с такими детьми, приводятся примеры разработанных мной специальных диагностических и коррекционно-развивающих игр. Система методов и приемов работы с детьми, которые имеют нарушения, обобщены мною также в книге «Формирование речи у дошкольников с задержкой психического развития», в совместной с моим учеником, кандидатом психологических наук Алексеем Михайловичем Поляковым книге «Работа с детьми с интеллектуальной недостаточностью» и других работах.

Диагностика – это первая ступень коррекции. Не все специалисты сегодня так считают и временами искусственно разделяют эти два направления работы. Проблема диагностики в психологии – это в некоторой ступени проблема власти над человеком, если я тебя оцениваю, значит, я нахожусь «над тобой». Когда специалист переступает за эту грань и ставит некорректный или ошибочный диагноз, он приносит много страданий ребенку и его родителям. Профессиональные психологи диагнозов не ставят и даже не имеют право озвучивать медицинский диагноз. Для них важно получить детальное представление о психологическом образе ребенка (ощущениях, страхах, поведенческих нарушениях), для того, чтобы в дальнейшем построить коррекционную программу с ним. От психологов не надо ждать чудес, они не могут их гарантировать. Специальный психолог сегодня может корректировать только те психические функции, которые напрямую не относятся к основному генетическому дефекту, только те отдельные особенности ребенка, которые формируются при жизни и зависят от адекватного социума, в котором он находится.

Одна из основных проблем специальной психологии – самооценка детей с психофизическими особенностями. Детей с сохранным интеллектом чаще имеют глубинно завышенную самооценку и как регулятор, который не дает ей «разбиться», достаточно низкий уровень потребностей. Дети с интеллектуальным нарушением не могут себя оценивать, они как бы «отзеркаливают» оценочное суждение о них взрослого. У таких детей наблюдаются проблемы с формирование субъектности. Они не знают, какие они, но строят свое поведение исходя из того, что будут, например, награждены или наказаны за те или иные действия, при демонстрации определенных качеств. Только адекватное социальное окружение может сделать самооценку ребенка более-менее реалистичной. Можно рассмотреть и другой аспект проблемы: как мы взрослые оцениваем особенных детей, и как они оценивают нас? Некоторые люди склоняются к тому, чтобы видеть в аномальном ребенке, как правило, с нарушенным интеллектом, скорее не субъект, а объект. Взрослые не всегда стремятся изучить картину мира этого ребенка, их серьезно это не заботит, как, например, не заботит, как они выглядят в глазах неодушевленного предмета. Не многие задумываются над этой проблемой. Тем не менее, как нормальный человек не может состоять только из недостатков, так и человек с психофизическими особенностями, не может сводится только к его дефекту. Я бы сказала по-другому: целый ряд особенностей развития часто мобилизируют у человека возможности, которые при нормальном развитии не задействованы.

povsednevnaya-zhyzn-19-2Чрезвычайно трудно создать адекватное социальное окружение. Однажды ко мне на прием пришла мама неуспевающего первоклассника, которому медико-психолого-педагогическая комиссия ставила диагноз «задержка психического развития». Я начала работать с мальчиком с демонстрации ему ряда рисунков. Он выбрал ту, где тигр бросается на мартышку, которая забилась в углу клетки. Он отождествлял себя с мартышкой. Мама рассказала, что семья приехала в Минск с районного городка, мальчика сразу отдали в гимназию, а учителем в этом классе был лучший методист района. Ребенок оказался под тройным прессингом. Сначала он ощутил контраст жизни в маленьком и большом городе, потом в гимназии к нему предъявили повышенные требования, кроме того, лучший учитель-методист был ориентирован на использование педагогических приемов и методик, а не на самого ребенка. В такой ситуации школьник «заблокировал» свой интеллект, он как бы спрятался от всех, и начала нарастать задержка психического развития, и как результат – отставание в учебе. Я сказала маме, что у ребенка нет нарушения интеллекта, но если она не примет меры, оно обязательно возникнет. И посоветовала ей перевести ребенка в массовую школу и взять в качестве учителя «обычную тетю, желательно толстую» (в нашей культуре значит добрую). Мама немного удивилась, но выполнила мою просьбу. Через год этот мальчик стал «круглым» отличником.

• ЧТО БЕСПОКОИТ?

fobii_00...Люди. Экономика, несмотря на проблемы, — вещь второстепенная. Были бы хорошие люди – экономику можно создать быстро, при необходимости за 20-30 лет, и послевоенные Германия или Япония здесь весьма наглядные примеры.

Экономика – симптом болезни, ее источник – людская психология. Инвалиды – тоже симптом. Поскольку это категория очень специфическая, они для общества, если так можно выразиться, невыгодны. Что с них возьмешь? Вкладывать надо много, а взять почти нечего.

В отношении к группе людей, которые требуют особого внимания, наиболее ярко проявляются проблемы общества. Во всем мире уровень демократических преобразований определяется отношением к инвалидам.

В начале восьмидесятых годов прошлого века был такой всемирный марш «Женщины в борьбе за мир». Он начался где-то в Америке, а заканчивался на Красной площади. Отдельной веточкой там были «Женщины-инвалиды в борьбе за мир». Когда они прибыли в Минск, меня посетила одна очень богатая американка. Она попала в аварию, сломала позвоночник, стала «колясочницей» и создала на свои деньги школу для девочек с нарушениями опорно-двигательного аппарата. Хотела встретиться с кем-то типа меня, то есть с женщиной, имеющей проблемы со здоровьем. Живущий в Америке приятель назвал мою фамилию.

Они остановились в гостинице «Планета». При встрече, американка сказала, что не будет задавать мне загодя подготовленные вопросы насчет отношения нашего общества к инвалидам, ибо все ответы получила, добираясь ко мне…

Зачастую отсутствие нормальной среды обитания заменяется подачками от государства. И, к сожалению, некоторые инвалиды охотно принимают такие «правила игры», становятся банальными «халявщиками». Ни в одной цивилизованной стране мира это невозможно по определению.

Моя мама считала, что я всегда должна быть на равных в среде здоровых людей, ощущать себя необделенной, не требовать снисхождения в профессиональном плане.

947ae677208eee3f0730dabd6e9_prev«Сила музыки, повествования и драмы имеет чрезвычайное практическое и теоретическое значение. Это заметно даже в случаях клинического идиотизма, у пациентов с коэффициентом умственного развития ниже 20 и тяжелыми нарушениями двигательного аппарата и координации. Их неуклюжие движения моментально преображаются в танце – с музыкой они вдруг знают, как двигаться. Мы постоянно наблюдаем, как умственно недоразвитые, не способные проделать одно за другим несколько действий пациенты не испытывают никаких затруднений, двигаясь под музыку: последовательность шагов, которую они не могут удержать в уме в виде инструкции, переводится на язык музыки и в таком виде оказывается им легко доступна…

Как видим, музыка способна успешно и весело организовать бытие там, где неприемлемы абстрактные схемы. Именно поэтому она так важна при работе с умственно отсталыми и страдающими апраксией и, вместе с другими художественными формами, должна стать основой их обучения и терапии. Драма еще эффективнее – посредством роли она может организовать, собрать больного в новую законченную личность. Способность исполнять роль, играть, быть кем-то дается человеку от рождения и не имеет никакого отношения к показателям умственного развития. Эта способность присутствует и в новорожденных, и в дряхлых стариках. Обещая надежду и спасение, скрываются они в каждой увечной ребекке нашего мира».

Оливер Сакс из книги «Человек, который принял жену за шляпу и другие истории из врачебной практики».

IMG_1234

 

 

 

 

 

 

"Был период в моей жизни… один из самых тяжелых. И для того, чтобы остаться живой, я начала писать статью про воображение. Я думаю, я осталась жива, только потому, что я работала над этой статьей. Она многое мне дала…»
Е.С.Слепович, доктор психологических наук, профессор.

 

«Он вдруг увидел их такими, какими они были на самом деле, увидел на мгновение, но в это мгновение они не только понравились ему, он полюбил их всех»  Ричард Бах «Иллюзии»

Смысловое поле воображения

Вопрос о сущности и отличии воображения от других психических процессов остается до сих пор дискуссионным. Традиционные определения воображения, с одной стороны, весьма нечетки, с другой, фактически сводят этот процесс к творческому мышлению, что дает основание считать данное понятие «вообще пока излишним – во всяком случае в современной науке» [3, 345-346].
Вместе с тем, когда начинаешь размышлять о своей профессии в ее наиболее значимых аспектах: а) понимании ребенка с отклонениями в интеллектуальном развитии; б) устройстве психокоррекционной работы; в) качествах коррекционного психолога, и способах его подготовки, то мышление, совершив ряд последовательных и хаотичных движений неминуемо возвращается к тому, от чего оно пыталось уйти – к воображению. В некоторых размышлениях оно даже приобретает некоторый мистический характер.
Мышление останавливается, начинает пробуксовывать, ты чувствуешь, что ребенок, с которым работаешь, теряет свою специфичность. Остается всего несколько шагов, всего чуть-чуть, чтобы сказать: «Это норма». Коррекционная работа вдруг заканчивается, и возникает ощущение невидимой стены. Воображение дает о себе знать своим отсутствием. И так же – с учениками, кажется, ты передал им всё то, что знал, умел, мог, а получил лишь «бледную копию себя». Ты задаешься вопросом «почему», а из глубины сознания опять всплывает слово «воображение». Возникает ощущение того, что за самыми разными феноменами, за такими непохожими фактами и событиями кроется мистика воображения.
В связи с этим данный текст будет представлять собой, с одной стороны, некоторую коллекцию фактов, с которыми мы столкнулись в практике работы с аномальным ребенком и преподавания в университете, а с другой, будут представлены результаты эмпирических исследований детей с интеллектуальными нарушениями. И все вместе они, так или иначе, вторгаются на территорию под названием «воображение».

а ) «аномальный» ребенок...

Читать запись полностью »