Навицкая-Гаврилко В.М. Психология субъективной семантики и специальная психология

Впервые о психологии субъективной семантики я узнала на втором курсе университета. Именно тогда мой научный руководитель единственный на территории Беларуси доктор психологических наук, профессор в области специальной психологии, Елена Самойловна Слепович, как бы между прочим, дала мне для прочтения монографию Е.Ю. Артемьевой. Спустя много лет, уже будучи ее аспирантом, я узнала, что этот шаг не был случайным. Елена Самойловна интуитивно почувствовала во мне, второкурснице, человека, который сможет осуществить ее мечту: найти возможность применения методов психологии субъективной семантики в специальной психологии. Путь к этой цели лежал через девять трудных лет. Трудных не только потому, что освоение экспериментальной концепции психологии субъективной семантики потребовало от меня громадной работы, направленной на развитие системного научного мышления, но и потому, что оно потребовало от меня мужества признать факт личностной незрелости, необходимости построения целостной и непротиворечивой картины мира.

Е.Ю. Артемьева

Е.Ю. Артемьева

Огромную роль в процессе моего «врастания» в психологию субъективной семантики сыграла Елена Самойловна, которая была лично знакома с Е.Ю. Артемьевой. Ее воспоминания о Елене Юрьевне, как о глубоком и тонко чувствующем мир человеке, помогли мне понять глубинный смысл, который несет в себе психология субъективной семантики ? увидеть каждого человека как «человека уникального», с его неповторимым видением мира. Именно этот глубинный смысловой контекст был положен нами в основание научного поиска путей «внедрения» идей и методов психологии субъективной семантики в специальную психологию.

Результатом этого союза стал прорыв в новую область знания или, точнее, в область «истолкования» (по Л.С. Выготскому) ребенка с психофизическими особенностями. Впервые появилась возможность выхода за рамки традиционной парадигмы специальной психологии, затрагивающей преимущественно внешний феноменологический фасад отклоняющегося развития, и проникновение в его глубинные механизмы: базовые психологические условия, факторы и механизмы развития личности ребенка с психофизическими особенностями.

В качестве экспериментальной была выбрана группа подростков с легкой умственной отсталостью. Одним из серьезных препятствий на пути исследования личности данной категории детей и подростков является ограниченность арсенала диагностических средств, пригодных для этой цели. Характерные для них интеллектуальная недостаточность, низкая познавательная и мотивационная активность, аффективная дезорганизация деятельности исключают корректное применение соответствующего диагностического инструментария, апробированного на нормально развивающихся подростках. Результаты проведенного нами исследования убедительно доказывают эффективность методов психологии субъективной семантики в качестве «обходных путей», свободных от искажения результатов диагностики, связанного с когнитивными нарушениями.

Целью и предметом исследования выступила возрастная динамика визуальной семантики форм у подростков с умственной отсталостью. Визуальная семантика форм представляет собой сложную психологическую реальность, организующую эмоционально-смысловую сферу ребенка. Взяв за основу теоретический конструкт психологии субъективной семантики, мы исследовали семантику как средство осмысленного отношения умственно отсталого подростка к миру, себе, своим возможностям и ограничениям, как средство формирования им внутреннего пространства собственной личности.

Разработанный Е.Ю. Артемьевой семантический эксперимент позволил не только изучить структуру и свойства визуальной семантики форм умственно отсталого подростка, но и вскрыть природу ее знаковой функции. В исследовании была разработана функциональная структура моделирования субъективного отношения к объекту, представляющая механизм функционирования семантики как средства осмысленного отношения ребенка к объекту описания.

Результаты исследования показали, что наиболее сохранными у подростков с умственной отсталостью являются те звенья психологического механизма функционирования семантики, которые обеспечивают возможность формирования ими значения объекта. Нарушенным звеном является этап эмоционально-смысловой квалификации объекта семантического описания. В связи с этим, личностное, глубоко индивидуальное содержание отношения ребенка к объектам окружающего мира, их смысл остается скрытым для него. Для детей с умственной отсталостью характерно также искажение смыслового содержания их отношения. В тоже время, единичные случаи выхода умственно отсталых детей за пределы предметного действия в реальность эмоционального взаимодействия с объектом указывают на принципиальную способность детей к оперированию семантикой как средством выражения отношения к нему.

Полученные результаты позволили научно обосновать идею развития внутренней, осмысленно структурированной жизни умственно-отсталого ребенка как важнейшего пути коррекционно-развивающей работы с ним.

При разработке коррекционной программы мы исходили из одного из важнейших теоретических положений концепции психологии субъективной семантики Е.Ю. Артемьевой, согласно которому смысл, субъективное отношение к объектам действительности порождается глубинными структурами субъективного опыта человека, сконцентрировавших в себе эмоционально-смысловой опыт его взаимодействия с миром. Присвоение смыслов является результатом их переживания и проживания человеком в процессе этого взаимодействия. В связи с этим, в основе разрабатываемой коррекционной программы по развитию знаковой функции семантики у ребенка с умственной отсталостью, лежит создание условий, способствующих осознанному проживанию им смысла объектов окружающего мира, накоплению эмоционально-смыслового опыта и кодирование его в системе категорий. Таким образом, мы перестраиваем категориальную систему умственно отсталого ребенка, вводим в нее новое, смысловое измерение. Это позволяет приблизить ребенка к жизни, сотканной, как известно, из разного рода отношений: отношения ребенка к себе, к другим людям, к объектам, явлениям и ситуациям окружающего мира. Для решения задачи насыщения ребенка чувством и смыслом мы предлагаем использовать средства искусства. Кроме того, что смысловое содержание, воплощенное в художественную форму, получает облегченный доступ в сознание личности, ценность культурных смыслов заключается также в том, что они несут в себе культурные образцы поведения. Таким образом, мы обеспечиваем умственно отсталого ребенка опытом и средствамиосмысления, переживания и преодоления тех или иных жизненных ситуаций. Не менее важным является то, что мы создаем возможность экзистенциального самоопределения умственно отсталого человека.

Одна из загадок психологии субъективной семантики Е.Ю. Артемьевой заключается, на мой взгляд, в том, что эта концепция предъявляет высокие нравственные требования к каждому, кто пытается ее освоить и применить. Это объясняется тем, что за этой научной теорией стоит личность самой Елены Юрьевны: мужественного, честного и преданного подлинным идеалам науки человека. Как говорила Е.Ю. Артемьева: «Кроме концепции должна быть еще и позиция». Я безмерно благодарна Елене Юрьевне за то, что однажды передо мной встал этот вопрос и за то, что она помогла мне дать на него достойный ответ. Светлая ей память.


Один комментарий на “Навицкая-Гаврилко В.М. Психология субъективной семантики и специальная психология

  • 1
    Татьяна
    2 февраля 2015 21:47

    Надо продолжать 🙂 Включать результаты в практику и разрабатывать конкретную авторскую методику! Удачи!

Оставить сообщение