Обращаясь к воспоминаниям, связанным с Владимиром Ивановичем Лубовским, и анализируя их, я понимаю, что он и все, что с ним происходило, оказало сильное влияние на всю мою дальнейшую жизнь, включая научную деятельность.

После окончания отделения дефектологии Минского государственного педагогического института я работала по распределению в небольшом городке Молодечно. Там я впервые столкнулась с детьми с ЗПР. По просьбе моей преподавательницы К.Г. Ермиловой я описала опыт своей работы с ними. Она посоветовала мне поехать в Институт дефектологии в Москву, где этой проблемой занимался Владимир Иванович Лубовский. Так провинциальная девочка (мне тогда было 22 года) оказалась в Москве. Знакомство с Владимиром Ивановичем носило мистический характер. Я впервые переступила порог Института, испытывая большой страх. Мне показали кабинет Лубовского. Я долго стояла у дверей и боялась войти. Дверь была приоткрыта. Я решила стать на колени и посмотреть в щелку: если увижу ноги, то постучу, если нет – буду ждать. И вот я стою на коленях и смотрю. Вдруг меня кто-то трогает за плечо. Я оборачиваюсь – стоит моложавый мужчина и говорит: «Вы к кому?» Я отвечаю: «Смотрю, есть ли там Лубовский». Он говорит: «Нет». «А вы откуда знаете?» — спрашиваю. «Так это я!» — отвечает он. Так мы и познакомились. И тут вдруг оказалось, что он, будучи студентом МГУ, проходил практику в учительском институте г. Молодечно. Я была потрясена: виднейший ученый, чьи работы я изучала, будучи студенткой, оказывается знает г. Молодечно и бывал в нем.

Кроме того, на меня сильное впечатление произвел сам Владимир Иванович. И с годами это впечатление становилось все глубже. В нем меня поразили три вещи. Во-первых, то, что он соответствовал моим представлениям о «западном типе» ученого, т.е. человека внешне подтянутого, нерасхлябанного, организованного, демократичного, строящего теплое, неформальное, неподавляющее, «улыбчивое» общение, крайне уважительное по отношению к своему собеседнику, даже если он имеет более низкий социальный, образовательный статус. Во-вторых, меня поразил его живой интерес к человеку и тому, что он несет в себе. Это позволяло ему строить со мной коммуникацию таким образом, что все его высказывания были обращены ко мне, были мне понятны, учитывали меня, несмотря на то, что я в культурном, образовательном и профессиональном планах была на много порядков ниже него. В-третьих, я впервые столкнулась с действительно всесторонне образованным ученым, прекрасно владеющим иностранными языками. При этом он полагал, что я соответствую этому уровню. Так, например, он мне дал несколько американских книг по психолингвистике для того, чтобы я с ними ознакомилась. Он даже предположить не мог, что я не владею английским. Кстати, это искреннее непонимание, что его аспирант может быть на много порядков ниже него, заставляло меня, как это ни парадоксально, стремиться к овладению новым знанием.

Вспоминая многолетнюю историю отношений с Владимиром Ивановичем как с научным руководителем, особое значение я придаю его умению создавать особую атмосферу, в которой другой человек раскрывает свои способности и вдруг начинает делать то, чего раньше не мог, атмосферу, порождающую дух науки, в которой хочется открывать и познавать новое, и главное – атмосферу, в которой основной реальностью становится человеческое измерение, в котором человек существует не сам по себе наедине с «объективной действительностью» и миром научных понятий, а в отношениях с другими и для других.

Владимир Иванович всегда выступал для меня как одна из самых высоких морально-этических инстанций. К нему я обращалась, когда не могла самостоятельно оценить свое поведение, свои чувства, а также чувства и поведение близких мне людей, когда возникали проблемы в моих отношениях с другими его учениками. Необходимо подчеркнуть, что Владимир Иванович всегда уделял особое внимание личным отношениям между своими аспирантами. Он очень радовался, когда они складывались как теплые, поддерживающие. Для меня важным было то, что я не выступала для Владимира Ивановича в качестве просто безличного аспиранта. Он всегда проявлял интерес к моей семье, истории моей жизни. Все это вместе не давало мне ощутить себя простой функцией.

Хочется обратить внимание на его стиль научного руководства. Для меня было важно, что он видел во мне не реализатора собственных идей, а уникальную развивающуюся личность, что задавало позитивную программу развития. При моей склонности к гиперконтролю и высокой тревожности именно такой стиль взаимодействия позволил мне научиться замысливать и реализовывать собственные исследования. Кроме того, впоследствии мне это помогло научиться выстраивать отношения с собственными учениками.

Очень трудно провести границу между сферой научного знания и личностью, которая его порождает. В этом плане на мое отношение к специальной психологии и психологии в целом определенное влияние оказал Владимир Иванович своими человеческими качествами. В моей памяти в связи с этим всплывает несколько эпизодов.

Владимир Иванович во время Великой отечественной войны. 9-е мая в Чехословакии. Щемящее чувство.

Владимир Иванович и Белоруссия. Вспоминаю, как за чаепитием он и Кирилл Георгиевич Коровин, в шутку соревнуясь друг с другом, читают наизусть на белорусском языке стихи Янки Купалы. И сразу ощущение некоторой целостности: Москва, Беларусь.

Владимир Иванович в Минске. Заседание комиссии по олигофрениям при Академии медицинских наук. Работа комиссии проходит на базе Республиканской психиатрической больницы. После заседания главных гостей, к коим относился и Лубовский, собирались на автомобиле отвезти в Минск. Я собиралась поехать вместе с ним, т.к. мы хотели вместе погулять по городу. Однако мне не позволили ехать в машине с гостями. Тогда Владимир Иванович вышел из машины и вместе со мной пошел на остановку городского автобуса.

Большое значение для меня имели его воспоминания о годах учебы в МГУ, об Александре Романовиче Лурии. Они повлияли на формирование у меня единого смыслового поля психологии.

Существует множество других эпизодов, которые все вместе создали у меня чувство причастности к этому человеку и полю психологии, сделали психологическое знание личным.

Поле моего обучения у Владимира Ивановича, поле науки, которые им опосредовались были настолько теплыми, человечными и человеческими, что оказали крайне большое влияние на всю мою дальнейшую жизнь. Они проявились даже в общей направленности и содержании научных исследований, как моих собственных, так и выполнявшихся под моим руководством в русле белорусской специальной психологии. В целом ее можно обозначить как проявления субъектности – самостоятельной активности, творчества, воображения, осмысленности и субъект-субъектных отношений – у детей с отклонениями в психофизическом развитии. В связи с этим можно отметить исследования, посвященные проблемам построения игровой деятельности у детей с задержкой психического развития, взаимоотношений между детьми с различными типами и уровнями интеллектуального развития в рамках игры, организации активной речи у детей с интеллектуальной недостаточностью (Е.С. Слепович), исследования самосознания и представлений о себе у умственно отсталых школьников (А.И. Гаурилюс), моральной регуляции поведения у детей с задержкой психического развития (Е.А. Винникова), построения замысла деятельности у подростков с умственной отсталостью и задержкой психического развития (А.М. Поляков), понимания эмоций других людей слабовидящими младшими школьниками (Т.И. Гаврилко), переживания затруднительных ситуаций подростками с нарушениями зрения (Д.Г. Дьяков), построения смыслового образа объекта младшими школьниками и подростками с умственной отсталостью (В.М. Навицкая) и др.

Для меня очень важным является то, что идеи Владимира Ивановича, который родился и рос в Беларуси, именно здесь были подхвачены моими учениками, нашли у них особый отклик и легли в качестве методологических оснований их собственных работ.

 

Л.С. Выготский. Гомельский период жизни

Всюду беда и утраты,
Что тебя ждёт впереди?
Ставь же свой парус косматый,
Меть свои крепкие латы
Знаком креста на груди…
А. Блок «Роза и Крест»

Лев Семёнович Выготский родился 17 (5) ноября 1896г. в городе Орша. Когда ему не исполнилось и года, семья Выгодских перебирается в Гомель, где поселяется в доходном доме, располагавшемся на углу Румянцевской (ул. Советская) и Аптекарской (ул. Жарковского). Здесь семья проживала до 1925 года.

Семья Выгодских была, по воспоминания С.Ф. Добкина, друга детства Л.С. Выготского, одной из самых  культурных еврейских семей в Гомеле. В доме буквально царил культ книги. Самым лучшим, самым дорогим подарком считалась книга.

Отец Льва Семёновича — Семён Львович (1869—1931гг.) получил хорошее по тому времени образование, владел несколькими иностранными языками. Окончив Харьковский коммерческий институт, он всю свою жизнь посвятил банковскому делу.

С.Л. Выгодский играл заметную роль в общественной жизни дореволюционного Гомеля, пользовался уважением среди гомельчан. Отец Л.С. Выготского — один из организаторов и председатель Гомельского отделения общества распространения просвещения среди евреев России, основатель общественной публичной библиотеки. По характеру Семён Львович был человек жёсткий и властный, тем не менее, он очень любил детей и всегда знал, что им нужно. Именно Семён Львович подарил маленькому Льву книгу Спинозы – основная книга в его философских поисках.

Мать Л.С. Выготского – Цецилия Моисеевна (1874—1935гг.) по образованию была учительницей, владела немецким и французским языками. Она отличалась на редкость мягкими чертами характера. Именно благодаря ей в семье Выгодских царила атмосфера любви и внимания к каждому.

Семья была большой – восемь детей (три сына и пять дочерей). Кроме того, Семён Львович заботился о семье своего покойного брата (его жене и трёх детях). Всего в доме было 11 детей. Общими в этой семье были: интерес к языкам, к истории, к театральному и изобразительному искусству и особенно к литературе. Именно эта благоприятная семейная атмосфера и сформирует круг интересов Л.С. Выготского.

Л.С. Выготский в возрасте 4-х лет с сестрой

Лев рос живым, общительным, подвижным, весёлым ребёнком. Но уже в детские годы ему были присущи доброта, отзывчивость, ответственность за свои поступки, умение держать данное слово. Надо отметить, что Лев Семёнович очень любил своих родителей, братьев и сестёр. К отцу он испытывал огромное чувство уважения, к матери был неизменно внимателен, нежен, предупредителен.

Как-то родственники предложили матери отправить мальчика погостить у них в сельской местности. Мать перед отъездом купила ему соломенную шляпу и попросила носить её в жаркие дни. Льву Семёновичу шляпа очень не нравилась, но он, вздохнув, обещал матери выполнить ее просьбу. Некоторое время спустя родители получили в письме этот снимок. Когда Лев Семёнович вернулся, мать спросила, зачем он сфотографировался в шляпе, раз ему так не нравится в ней ходить. Мальчик ответил, что сделал это для того, чтобы она видела: он держит слово, и у неё нет причин волноваться.

Уже в эти годы он увлекается театром, русской и зарубежной классикой, особенно поэзией: Пушкиным, Блоком, Тютчевым. Из прозы ему больше нравятся произведения Толстого и Достоевского, а самым любимым произведением на всю жизнь становится «Гамлет» У. Шекспира. Именно эту книгу он возьмет с собой в 1934г. в больницу, из которой уже не вернётся.

Первоначальное образование Л.С. Выготский получил дома, осваивая программу с первого по пятый классы гимназии под руководством замечательного учителя Соломона Марковича Ашпиза. Ему отдавали только самых способных учеников, чтобы он их развил ещё больше. Соломона Марковича отличало уникальное умение пробудить в ученике живую мысль.

«Занятия с Соломоном Марковичем проходили так: сперва он что-то объяснял — вполголоса, медленно, почти без интонаций. Но слушать то, что он рассказывает, всегда было очень интересно.  Потом наступал черед ученика — надо было ответить то, что было задано на предыдущем уроке. Соломон Маркович слушал нас, не перебивая, закрыв глаза или оттачивая остро карандаши. Порой казалось, что он дремлет, может быть даже заснул. Но это только казалось. Как только вы кончали рассказ, он открывал глаза и задавал два-три вопроса — как раз те два-три вопроса, которые были связаны с двумя-тремя, может быть и небольшими, упущениями, которые вы сделали во время рассказа. Причем вопросы задавались почти всегда в такой форме, чтобы вы на них ответили как на свои собственные вопросы, чтобы вы о них задумались. И сейчас же ученику становилось ясно, как будто почти без помощи Соломона Марковича, в чем он, ученик, ошибался» (из воспоминаний С.Ф. Добкина).

Читать запись полностью »

Немногие для вечности живут...
О. Мандельштам

Я вас не забыла и вас не забуду.
Во веки веков.
М. Цветаева

v2Прошло сто лет с того дня, когда в Орше у банковского служащего Семена Львовича Выгодского родился сын. Это случилось 17 ноября 1896 г. Мальчика назвали в честь деда. Когда он вырастет, его будут звать Лев Семенович Выготский.

Ему была отпущена короткая жизнь — он прожил всего 37 лет, — но за эти годы ему удалось так много сделать, что и сейчас, сто лет спустя, его мысли и идеи, его имя и личность и сама его жизнь привлекают к себе умы и внимание исследователей всего мира.

К сожалению, уже не осталось в живых никого, кто бы хорошо знал Льва Семеновича и мог правдиво о нем рассказать. Я — единственный живой свидетель последних лет его жизни. Мы не просто жили вместе, мы жили в одной комнате, поэтому вся жизнь Льва Семеновича протекала у меня на глазах.

Конечно, я не могла понять (и не понимала) ничего из тех бесед, которые Лев Семенович вел со своими коллегами, учениками, друзьями, ничего из того, что он говорил.

7Но, наверное, потому, что я очень его любила, я всегда понимала его — знала, что ему нравится, а что не нравится, что ему приятно, а что огорчает, всегда чувствовала его настроение, а порой даже его душевное состояние. Я понимала его не умом, а сердцем. Зинаида Гиппиус говорила: «Когда любишь человека, видишь его таким, каким его задумал Бог». Кто знает, может быть, это в какой-то степени было мне дано?..

Обычно лучше всего запоминается то, что связано с переживаниями, сильными чувствами. «О память сердца! Ты сильней рассудка памяти печальной»... Все мое детство при жизни Льва Семеновича было очень счастливым, оно было так насыщено чувствами, что в памяти моей на всю жизнь сохранилось все происходившее в те далекие годы, даже то, что сейчас кажется совсем незначительным.

Один забавный эпизод. Мне лет пять. У Льва Семеновича сидят люди, не помню всех, кто был в тот вечер. Они разговаривают, а я тихо готовлюсь ко сну. Вдруг Алексей Николаевич Леонтьев громко чихнул, но все делают вид, что не заметили этого.

Я, желая быть хорошей, вежливой девочкой, громко говорю ему: «Будьте здоровы! Растите большой и умный». Алексей Николаевич смеется. К нему присоединяются Александр Романович Лурия и мама. Я удивлена такой реакцией, смотрю на Льва Семеновича и понимаю, что он смущен. Но почему? Глядя на него, я понимаю, что что-то сделала не так. Но что? Я же сказала лишь то, что говорят в подобных случаях мне! А в том, что со мной всегда говорят вежливо, я ни секунды не сомневаюсь. Но все-таки я сделала что-то не так, я вижу это по Льву Семеновичу, по его виду, его реакции на мои слова. Мои размышления прерывает мама — она велит мне ложиться спать, и я нехотя укладываюсь.

Утром, проснувшись, вижу, что Лев Семенович собирается уходить. Все же спрашиваю его: что накануне я сделала не так? Он не сердится на меня, нет, он, улыбаясь, говорит мне: «Видишь ли, взрослым так не говорят. Это не принято. Можно просто ограничиться пожеланием здоровья». — «Почему?» — недоумеваю я. Но Лев Семенович торопится и. прощаясь со мной, говорит: «А вот в этом разберись сама. Подумай и поймешь». И он уходит. А я начинаю думать. И целый день, что бы я ни делала, я все время думаю о случившемся. Меня это мучает... И вдруг меня осенило! С нетерпением начинаю ждать прихода Льва Семеновича, чтобы проверить правильность своего умозаключения. А время тянется... Но вот наконец он приходит, и я кидаюсь к нему со словами: «Взрослые думают, что они уже совсем умные?! И что умнеть им больше уже не нужно?!» Лев Семенович смеется, обнимает меня и говорит: «Ну, в общем, ты права. Ты правильно поняла».

Не ждите от меня, уважаемый читатель, рассказа о том, каким Лев Семенович был ученым: при его жизни я этого не могла понять, а сейчас знаю так же, как и Вы — из его работ.

Но есть нечто, что знаю сейчас только я — это то, как он жил и работал, каким он был человеком. И тот, кому это представляется важным, найдет, я надеюсь, на этих страницах что-нибудь для себя интересное.

Читать запись полностью »

Что вам нужно знать про мозг своего ребенка и компьютерные игры. Катерина Ясько

С проблемой нежелания ребенка читать, делать уроки, учиться я сталкиваюсь часто, и в жизни, и в своей психологической практике. К сожалению, следует признать, что на сегодняшний день, это показатель среднестатистической нормы. Нас удивляют не те случаи, когда школьник не хочет учиться, а те – когда он любознателен и стремится к познанию.

Недавно одна моя знакомая обратилась к своим друзьям по фэйсбуку за советом, «как вовлечь крестника в чтение книг». Ребенку 9 лет и он категорически отказывается читать, предпочитая чтению просмотр мультиков и игры на компьютере. Я внимательно изучила все советы (около 30), которые она получила, и поняла, что эта тема требует обсуждения.

В силу малой информированности подавляющее большинство родителей (взрослых) не знает, как компьютерные игры влияют на развитие ребенка (в частности, на развитие его мозга). Как правило, это считается безобидным развлечением, и ребенку уже в дошкольном возрасте разрешается «играть в телефон или планшет». С того момента, когда это занятие становится систематичным, начинается процесс биологической перестройки головного мозга ребенка, одним из последствий которого становится сокращение объема тканей (атрофию) в зонах, наполненных серым веществом (особенно в лобных долях коры). Таково мнение современных исследователей, занимающихся изучением проблемы влияния компьютерных игр на развитие детского мозга. Нежелание читать, делать уроки, отсутствие познавательного интереса, неумение самоорганизоваться, гиперактивность и дефицит внимания и т.д. – это психологический фасад тех структурных и функциональных перестроек, которые происходят в незрелом мозге ребенка, увлеченного видеоигрой.

Статья «Что вам нужно знать про мозг ребенка и компьютерные игры» Катерины Ясько уникальна тем, что систематизирует результаты новейших исследований в этой области (многие из которых еще даже не переведены на русский язык), позволяя нам понять, в чем опасность раннего увлечения ребенка компьютерными играми, а главное, помогая нам принять на себя ответственность за развитие и здоровье своего ребенка.

00212Виктория М. Навицкая-Гаврилко

 

 

2ce5595-yasko135

Катерина Ясько, психолог, эдуколог.

Мне часто задают вопрос о том, как сетевые развлечения, длительный просмотр телевизора и компьютерные игры влияют на мозг ребенка. Тема очень актуальная и сложная, поэтому я постаралась дать развернутый ответ.

Видео игры были впервые предложены рынку потребителей в 1972 году. На сегодняшний день индустрия компьютерных и видеоигр только в США превышает 19 млрд. долларов в год.

Современный ребенок до 21 года в среднем за свою жизнь накапливает 10,000 игровых часов. Это примерно столько же времени, сколько дети проводят в средней и старшей школе при условии идеальной посещаемости. Это равноценно работе на полную занятость более 40 часов в неделю.

Согласно концепции нейропластичности, подтвержденной учеными-нейрофизиологами в середине XX века, мозг формируется под воздействием любого опыта и часто повторяемых видов деятельности.

По мнению Дениела Сигела, профессора психиатрии медицинской школы Univesity of California, всемирно известного специалиста в области детской, подростковой и взрослой психоневрологии, (автора бестселлера «Воспитание с умом: 12 революционных стратегий развития мозга вашего ребенка»), все, что происходит с ребенком, воздействует на то, как развивается его мозг.

Существует обширное поле научных данных о нейропластичности, поддерживающие ту точку зрения, что родители могут напрямую формировать мозг своего ребенка в процессе его роста и развития, предлагая соответствующий опыт переживаний.

Например, время, проведенное за экраном – компьютерными играми, телевизором и в социальных сетях — заставит мозг «монтироваться» определенным образом.

Развивающие занятия, спорт и музыка обеспечат другую схему «монтирования». Время, проведенное в кругу семьи, с друзьями, в изучении человеческих отношений в процессе личного (а не виртуального) общения, также будет формировать мозг особым образом.

Все, что происходит с нами, воздействует на наш мозг. Этот процесс «монтажа и перемонтажа» и является сутью «гармоничного развития» ребенка: необходимо обеспечить детям тот опыт переживаний, который позволит создать связи между различными отделами мозга.

Когда эти отделы работают согласованно, они создают и укрепляют соединительное волокно, связывающее различные отделы мозга. В результате между ними возникают более прочные связи, и они могут еще более гармонично работать вместе.

Суть «воспитания с умом» заключается в том, чтобы помочь мозгу ребенка гармонично развиваться в соответствии с его возрастными потребностями и стать более интегрированным, чтобы дети могли использовать свои умственные и психологические ресурсы на полную мощность.

Предлагаю посмотреть на влияние видеоигр сквозь призму нейропластичности, то есть тех навыков, умений и качеств, которые мы можем развить в ребенке при помощи технологий.

С точки зрения различных нейрофизиологических паттернов (подробнее об этом в следующих колонках), мне приходилось сталкиваться с примерно 7 типами компьютерных игр:

Читать запись полностью »

Джудит Скотт родилась с синдромом Дауна и большую часть жизни провела в приюте для ментальных инвалидов. А оказавшись на воле, вдруг стала всемирно знаменитой художницей. После состоявшейся уже после ее смерти уникальной персональной выставки в Лондонском Музее Всего (London’s Museum of Everything) Джудит Скотт в 2011 году обрела статус символа всех особых художников. Сегодня ее работы оценивают в 20 тыс. долларов и выше.
В истории и творчестве Джудит много загадок для исследователей человеческой психики и искусствоведов. А для всех прочих – много надежды...

Пестрое счастье, которое кончилось

Джудит Скотт знала о том, как выглядит счастье, — больше, чем кто-либо другой. До семи с половиной лет она купалась в нем, пробовала на вкус, вдыхала его ни с чем несравнимый запах.

Счастье было везде: обрушивалось с неба жарким солнцем, прорастало зеленой травой, струилось сквозь пальцы песком в песочнице, благоухало пионами в саду и заходило в гости на чаепития, которые устраивали они с сестрой Джойс.

Джойс тоже была – счастьем. Каких только игр ни выдумывала неразлучная парочка! Сестра рассказывала Джудит сказки на ночь, а утром девчонки снова неслись по пыльным тропинкам куда-нибудь в заросли кукурузы навстречу приключениям.

А потом наступила осень, и счастье кончилось. Джойс пошла в первый класс. Джудит тоже отвели в школу – но лишь однажды. Там от нее чего-то хотели, что-то спрашивали, но что?..

Только Джойс умела разговаривать с Джуди, почему-то никого другого она не могла понять, даже маму с папой. До конца жизни она не поняла и того, что случилось страшной ночью — 18 октября 1950 года. Она проснулась на руках у отца, он нес ее к автомобилю. Было темно. Теперь в ее жизни всегда будет сумрачно. И родителей у нее больше не будет: опекуном девочки отныне станет штат Огайо.

Читать запись полностью »

Практичность культурно-исторической концепции Л.С.Выготского. Необходимый диалог теории и практики

IMG_3128

 

 

 

 

Синица Татьяна Ивановна, канд. психол. наук, доцент кафедры БГУ, Минск.

В.М.Навицкая-Гаврилко, кандидат психологических наук: «Вклад Льва Семёновича Выготского в специальную психологию поистине бесценен. Именно он способствовал становлению специальной психологии как самостоятельной науки – науки со своим предметом, методом и задачами. Научный фундамент специальной психологии строился на основе основных понятий культурно-исторической теории развития психики, созданной Львом Семёновичем.  На многие десятилетия вперед эта психологическая теория определила направление теоретических и экспериментальных исследований, заложила основные принципы и методы коррекционной работы с особенным ребенком.

Сегодня многие неравнодушные к судьбе специальной психологии исследователи отмечают «ускользание» из психологической практики истинного понимания сути основных понятий культурно-исторической теории, доминирование среди молодых специалистов представления о ней как об абстрактном знании, оторванном от жизни.

Статья Т.И.Синицы – это возможность получить уникальный опыт подробного практикоориентированного анализа основных понятий данного психологического подхода, осуществить «восхождение от теории к практике», прийти к пониманию практичности культурно-исторической теории, увидеть ее «удивительную связь с реальностью жизни» каждого человека». 

 

Суха, мой друг, теория везде,
А древо жизни пышно зеленеет!
Гёте И.В. Фауст: Трагедия (Перевод с немецкого Н.А. Холодковского).

Мысль о том, что нет ничего более практичного, чем хорошая теория приписывается множеству знаменитых ученых. В общении с коллегами-психологами и в работе со студентами приходится неоднократно слышать, что о концепции Л.С. Выготского у них есть некоторое представление, но это представление чрезмерно абстрактно, оторвано от жизни, и к практической психологии эти теоретические размышления не имеют конкретного отношения, поскольку их применение напрямую невозможно. Чаще всего обращение к культурно-исторической концепции используют для обоснования научной работы в области психологии и педагогики, для усиления значимости научного текста. Однако происходит это без должного понимания ее сущности, а только в качестве некой социальной ширмы. К сожалению, негативной стороной такой общеизвестности становится упрощение теории, сведение ее к стереотипным «хорошо известным» и «понятным» словосочетаниям – «высшие психические функции», «опосредствованность», «интериоризация» — суть которых ускользает от действительного понимания, поскольку описание этих феноменов представляется без необходимого логического анализа, подкрепляемого конкретными примерами. Таким образом, мы сталкиваемся с парадоксальной ситуацией в белорусской психологии, которая заключается в том, что концепция Л.С. Выготского о формировании высших психических функций является в целом общеизвестной и общепризнанной, однако в практике психологической деятельности применения не находит. К сожалению и сама фигура Л.С.Выготского, и представление о его теории стереотипизируется, лишается жизненной силы, возможности дальнейшего продвижения в современных научных представлениях.

Такая ситуация выглядит особенно странно, если учесть тот факт, что Лев Семенович уделял большое внимание разработке общепсихологической теории для дальнейшего решения сугубо практических задач. Выготский отчетливо понимал (и проведенный им анализ кризиса в психологии укрепил его в этом убеждении), что чистая («научная») психология «...не только не нужна, но и невозможна. Психика не есть нечто, существующее помимо индивидуальной жизни, но она есть индивидуальная жизнь, укорененная в коллективную жизнь и, еще шире, в жизнь общества. Чистой психологическая теория не может быть: в любом теоретическом знании обязательно должен присутствовать немедленный прикладной (т. е. индивидуализированный, приложимый к конкретному индивиду) аспект, психологическое знание по природе своей индивидуализировано» (цит. по [7, с.258]). Как увидеть укорененность теории Л.С. Выготского в психологической практике, проследить (оценить, понять, рассмотреть) ее удивительную связь с реальностью жизни, как отдельного человека, так и сообщества людей? Это можно сделать через подробный практикоориентированный анализ теоретических представлений данного психологического подхода.  Осуществить «восхождение теории к практике» и показать аспекты включения данной теории в практику психологической помощи можно поэтапно, активно рассматривая основные понятия данной теории  определенных практических контекстах.

Читать запись полностью »

Специальная псих00212ология (СП) — отрасль психологической науки, занимающаяся изучением динамики и закономерностей аномального (отклоняющегося от нормы) психического развития, а также его компенсации и коррекции.

Задачи СП:

  • изучение закономерностей и механизмов различных вариантов отклоняющегося психического развития;
  • разработка методов и средств психологической диагностики отклонений в развитии;
  • разработка стратегии, тактики и методического обеспечения психологической коррекции отклонений в развитии;
  • психологическое обоснование содержания и методов коррекционно-развивающего обучения и воспитания лиц с отклонениями в психическом развитии в различных педагогических условиях;
  • изучение закономерностей и условий социализации лиц с отклонениями в психическом развитии.

Разделы СП:

  • психология детей с трудностями в обучении (изучает психическую деятельность детей с задержкой психического развития);
  • олигофренопсихология (изучает психическую деятельность умственно отсталых детей);
  • тифлопсихология (изучает психическую деятельность людей с нарушениями зрения);
  • сурдопсихология (изучает психическую деятельность людей с нарушениями слуха);
  • логопсихология (изучает психическую деятельность людей с нарушениями речи).

Специальная психология: учеб. пособие / Е.С. Слепович, А.М. Поляков, Т.И. Гаврилко и др.; Под ред. Е.С. Слепович, А.М. Полякова. – Минск: Выш. шк., 2012. – 511 с.

 

00212

 

История специальной психологии

 

Л.С. Выготский

Выготскому Льву Семёновичу  (1896 — 1934) принадлежит особое место в истории становления специальной психологии (СП). Именно он способствовал ее превращению в самостоятельную науку (а не основал СП, как это часто утверждается). Науку с собственным предметом, методами, задачами и системой объяснительных принципов.

В основу специальной психологии Львом Семёновичем была положена созданная им же культурно-историческая теория развития психики.

Именно с этих позиций Л.С.Выготским были сформулированы важнейшие положения СП на многие десятилетия вперед, определив направление как теоретических, так и экспериментальных исследований. Несомненно, что основные понятия культурно-исторической теории (формирование высших психических функций, знакового опосредования, смыслового и системного строения сознания, культурного развития и т.д.) стали основополагающими и в практике оказания психо-коррекционной помощи ребенку с особенностями развития.

Статьи по теме: 

Фильм о Л.С. Выготском.

Фильм о неизвестных событиях из жизни Л.С.Выготсткого.

Практичность культурно-исторической концепции Л.С.Выготского. Необходимый диалог теории и практики.

Л.С. Выготский. Музей Института коррекционной педагогики.

Программа инструменты мышления (Tools of the mind).

К 120-летию со дня рождения Л.С.Выготского.

Воспоминания о моем отце. Г.Л.Выгодская.

 

photo_007abЛурия Александр Романович (1903—1977) был самым близким продолжателем Л.С. Выготского. По мнению В.И. Лубовского никто лучше него не умел раскрывать идеи Выготского. 

 

 

 

 

 

 

 

Статьи по теме: 

Фильм об А.Р. Лурии.

А.Р. Лурия. Музей Института коррекционной педагогики.

Потерянный и возвращенный мир. Короткий путь в чертоги разума. А.Р. Лурия

 

indexМещеряков Александр Иванович (1923 — 1974) ученик А.Р.Лурии, работал под его руководством в Лаборатории физиологии высшей нервной деятельности Института нейрохирургии им. Н.Н.Бурденко. В 1951г. вместе с Александром Романовичем переходит на работу в Институт дефектологии. Именно А.Р.Лурия познакомил своего молодого сотрудника с работающим в этом же институте Иваном Афанасьевичем Соколянским, который не мог не обратить внимание на способного молодого человека. А.И.Мещеряков очень заинтересовался проблемами изучения и обучения слепоглухих детей, и с 1957 года стал фактически ближайшим научным сотрудником И.А.Соколянского.

В 1961 г. организует лабораторию изучения и воспитания слепоглухонемых детей в Институте дефектологии и оформляет при ней экспериментальную группу по обучению слепоглухих детей. Александр Иванович руководил лабораторией тринадцать лет (с 1961 по 1974 годы). В 1968 г. организовал детдом для слепоглухонемых детей в подмосковном Загорске (ныне Сергиев-Посад). Из интервью А.И.Мещерякова: «...Всякими путями — и правдой, и обманом выторговали у Министерства финансов право иметь на трёх учеников одного педагога и двух воспитателей. Получилось на каждого ребёнка по взрослому человеку. Стали готовить учителей, но чему их учить? Всё внове, всё неясно. Сотрудники института читали им лекции, кто что знал. Обучали дактилологии — умению разговаривать с помощью рук, брайлевскому алфавиту для слепых, печатать на брайлевской и обычной машинке. Правда, потом оказалось, что лекции наши слишком много пользы не принесли. Не в них было дело. Хорошим учителем становился у нас в школе тот, у кого было два качества: честность и добросовестность. Ну, конечно, если он ещё при этом любил детей — попросту жалел их, старался что-нибудь для них сделать»Цель учебно-воспитательного процесса в Загорском детдоме А.И.Мещеряков видел в «формировании системы целенаправленного поведения» у учеников.

По мнению Александра Васильевича Суворова (доктора психологических наук, выпускника сергиево-посадского (загорского) детского дома для слепоглухонемых) книга А.И.Мещерякова «Слепоглухонемые дети. Развитие психики в процессе формирования поведения» — одна из самых добрых, которые ему когда-либо приходилось читать. (Читать книгу А.И.Мещерякова)

Статьи по теме: 

А.И. Мещеряков. Музей Института коррекционной педагогики.

Официальный сайт Александра Суворова http://suvorov.reability.ru/

Жизнь слепоглухого человека. Александр Суворов

О Загорском доме-интернате для слепоглухих детей

 

Лубовский Владимир Иванович (1923 — 2017) - советский и российский психолог, доктор психологических наук, профессор, академик РАО.

Участвовал в Великой Отечественной войне, был дважды тяжело ранен. После окончания войны учился на психологическом отделении философского факультета МГУ. В 1952 году поступил в аспирантуру НИИ дефектологии АПН СССР, где обучался под руководством А.Р. Лурии

В 1955 году В. И. Лубовский защитил кандидатскую диссертацию на тему «Некоторые особенности совместной работы двух сигнальных систем в формировании двигательных реакций у олигофренов». С 1986 по 1992 г.г. был директором НИИ дефектологии АПН СССР. В 1992 году возглавил лабораторию психологического изучения детей с недостатками развития данного института. 

Основное направление научных исследований В.И. Лубовского связано с проблемами общих и специфических закономерностей психического развития детей с умственными и физическими недостатками. Продолжая и развивая идеи Л.С. Выготского, касающиеся основ психического развития, Владимир Иванович изучал развитие произвольных действий умственно отсталых детей и детей с задержкой психического развития разных возрастов.

Им исследована слуховая и зрительная чувствительность у детей с физическими недостатками; сконструирована методика объективной оценки слуха у детей дошкольного и школьного возрастов с недостатками в его развитии. Рассмотрены особенности световой чувствительности у слабовидящих разной этиологии.

Результаты исследований В.И. Лубовского легли в основу его работы над общими вопросами организации обучения и воспитания детей с недостатками развития, создания для них специальных условий обучения. Также он занимался исследованием проблем психологической диагностики аномального развития детей. Им разработан новый подход к психологической диагностике нарушений развития, основанный на представлениях об общих и специфических закономерностях психического развития, первичных и вторичных дефектах, о зонах актуального и ближайшего развития.

Статьи по теме: 

«Некоторые уроки учителя». Воспоминания о В.И.Лубовском. Е.С.Слепович

 

Сухарева Груня Ефимовна (11 ноября 1891— 26 апреля 1981)— выдающийся ученый-психиатр, один из основоположников отечественной детской психиатрии. Нет ни одного раздела детской психиатрии, в изучение которого Г.Е.Сухарева не внесла бы значительный вклад. Работы Груни Ефимовны по изучению пограничных состояний, олигофрении, психопатии у детей и подростков имеют большое значения для специальной психологии. К примеру, клинико-патогенетическая классификация олигофрении широко используется в специальной психологии. 

Окончила Киевский женский медицинский институт. С 1917 по 1921 годы работала психиатром в Киевской психиатрической больнице. Работала в психоневрологической клинике Института охраны здоровья детей и подростков. В 1921 году переехала в Москву, где организовала санаторные и психоневрологические лечебные учреждения для детей и подростков.

С 1933 по 1935 годы заведует кафедрой психиатрии в Харькове. В 1935 защитила докторскую диссертацию и году создала кафедру детской психиатрии Центрального института усовершенствования врачей и возглавляла ее до 1965 года.

С 1938 по 1969 годы — заведующая клиникой психозов детского возраста Института психиатрии РСФСР. Г.Е. Сухарева много лет была научным руководителем психиатрической больницы имени П.П. Кащенко. Являлась членом правления Всесоюзного, Всероссийского и Московского общества невропатологов и психиатров.

Статьи по теме: 

Первооткрывательница аутизма

Г.Е. Сухарева Клинические лекции по психиатрии детского возраста (В 3т.)

 

Солнцева Людмила Ивановна (24 марта 1927  — 26 октября 2009) советский и российский тифлопсихолог, тифлопедагог, доктор психологических наук, профессор, член-корреспондент РАО.

  • Окончила психологическое отделение философского факультета Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова. Училась А.В. Запорожца,  П.Я. Гальперина,  А.Р. Лурии,  С.Л. Рубинштейна,  Б. М. Теплова, П. К. Анохина, А. Н. Леонтьева, А. А. Смирнова и др.  В 1953 г. защищает диссертацию по теме «Особенности произвольного и послепроизвольного внимания». В 1978 году защищает докторскую диссертацию на тему: « Развитие компенсаторных процессов у слепых детей дошкольного возраста». С 1979 года Л. И. Солнцева возглавляет лабораторию обучения и воспитания слепых детей Научно-исследовательского института дефектологии АПН СССР.

Основное направление ее научных исследований было связано с изучением развития познавательной деятельности слепых детей раннего и дошкольного возраста и с рассмотрением психолого-педагогических проблем их обучения и воспитания. Разработала теорию компенсации слепоты в раннем и дошкольном возрасте, обосновала теоретические основы коррекционной работы в школах для детей с нарушением зрения. Автор книг, посвященных обучению слепых детей:  «Слепые и слабовидящие дети со сниженной умственной работоспособностью», «Тифлопсихология детства».

 

imagesПопытки наладить контакт с нашим маленьким сыном оканчивались неудачей. Лишь в четыре года врачи сумели поставить ему диагноз: классический аутизм. Мир сына был для нас недоступен, пока золотистый ретривер не подобрал ключик к его сердцу.

Читать запись полностью »